ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРУМ

Вернуться   ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРУМ "МИР ИСТОРИИ" > Проект «Имя Россия» > Герои топ12

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #21  
Старый 01.10.2008, 19:24
Аватар для Velstra
Velstra Velstra вне форума
Уникум форума
 
Регистрация: 25.09.2008
Сообщений: 1,588
Сказал(а) спасибо: 223
Поблагодарили 161 раз(а) в 129 сообщениях
По умолчанию биография писателя...

Свою жизнь в сибирской тюрьме Фёдор Михайлович описал в книге "Записки из мёртвого дома"(1860), в котором он красноречиво показал не романтических разбойников, а закамерную жизнь настоящих головорезов, потерявших всё человеческое; тихих и кротких людей, которые не выдержали солдатской службы и убившие своего офицера; и вовсе невинные, обвинённые в преступлении, хотя не участвовавшие в нём. В остроге Достоевский был душевно одинок из-за того что арестанты зачастую не хотели с ним общаться, считая его дворянином, человеком из другого мира. Но и там он умудрился написать(хотя там это строжайше запрещено)сочинение, которое известно как "Сибирская тетрадь", куда он записывал свои мысли, тюремные песни, пословицы и т.д. "Сибирская тетрадь" и стала основным материалом при создании "Записок из мёртвого дома".

В феврале 1854 года Достоевского, по решению того же суда, определяют рядовым в Семипалатинский линейный батальон, где он пытается писать. Но ни одного произведения он в ссылке так и не закончил, наверное ему мешал солдатский быт. Но Достоевский был уже известным писателем в своих кругах и благодаря этому он становится другом областного прокурора Врангеля, который присутствовал на расстреле петрашевцев зимой 1849 года. Это давало Фёдору Михайловичу возможность бывать в высшем обществе(где он познакомился и с Ч.Ч.Валихановым, видным казахским деятелем, с которым он поддерживал связь и после ссылки)и благодаря этому знакомству, рядовой Достоевский 1 октября 1856 года получил офицерский чин, а немногим ранее ему был возвращён дворянский титул.


В начале 1857 года Достоевский женится. Его женой становится вдова отставного чиновника Мария Дмитриевна Исаева. Он влюбился в неё(ещё когда она была замужем)с первого взгляда, но у Марии Дмитриевны был не ангельский характер, и поэтому брак был неудачным, но Достоевского выручает литературная работа и он делает наброски к произведениям "Дядюшкин сон" и "Село Степанчиково и его обитатели", которые были закончены уже после ссылки. Они поселяются в Семипалатинске и спустя два года Достоевский всё-таки добился отставки, уже в чине прапорчика. Но ему не сразу разрешают жить в столь любимом ему Санкт-Петербурге или хотя бы в Москве, а поселяют(опять-таки не без "помощи" правительства России)жить в Твери(март 1859 года). Но очень скоро Достоевский добивается переезда в северную столицу, и во второй половине декабре 1859 года, ровно 10 лет спустя после "казни" на Семёновском плацу, он вновь оказывается в Санкт-Петербурге.

По возвращении из Сибири Достоевский хочет поведать всем о своём новом миропонимании, сложившееся после каторги и фактически начинает руководить политическим журналом "Время", который был основан братом Михаилом в 1861 году. И первое крупное произведение, написанное Фёдором Михйловичем после ссылки, было опубликовано именно в первых номерах "Времени" в начале 1861 года. И называлось это произведение "Униженные и оскорблённые", в котором главным героем был Иван Петрович, воплотивший в себе некоторые факты из жизни самого автора.


Дом в Семипалатинске, где писатель жил с М.Д.Исаевой после женитьбы
__________________
Времена меняются, постоянно лишь ожидание лучших времён...
Ответить с цитированием
  #22  
Старый 01.10.2008, 19:31
Аватар для Velstra
Velstra Velstra вне форума
Уникум форума
 
Регистрация: 25.09.2008
Сообщений: 1,588
Сказал(а) спасибо: 223
Поблагодарили 161 раз(а) в 129 сообщениях
По умолчанию

Почти в то же время выходит в свет художественное произведение "Записки из Мёртвого дома", в котором Достоевский красноречиво описал жизнь в Сибирском остроге. В 1863 году он выпускает цикл очерков "Зимние заметки о летних впечатлениях", в котором описывает жизнь в европейских странах, увиденную летом 1862 года.

В апреле 1863 года журнал "Время" был закрыт цензурой. С самого открытия политика издания отличалась независимостью, и это не очень нравилось властям, и за статью "Роковой вопрос", посвящённый польскому восстанию, написанную сотрудником Н. Н. Страховым, журнал "Время" был запрещён.

Но в 1864 году Михаилу Михайловичу Достоевскому удалось получить лицензию на выпуск нового журнала, который стал называться "Эпоха", одним из сотрудников которого был опять Фёдор Михайлович, который в этом же году пишет "Записки из подполья". Многие литературные критики называют это произведение прологом к зрелому романному творчеству.

В 1864 году умерла жена Достоевского Мария Дмитриевна, а 22 июля того же года умер от болезни брат Михаил. Для Фёдора Михайловича это был тяжёлый удар и к тому же все основные заботы, связанные с "Эпохой" свалились на его плечи, но журналу это все равно не помогло и в феврале 1856 года издание вынуждено было закрыться.

Ещё до смерти жены(1862 г.)у Достоевского была другая любовь. Ею была молодая и пылкая Аполлинария Суслова, которая очень тяготела ко всему революционному и сразу влюбилась в недавно отбывшего наказание по политическому делу Достоевского. Она была не чета болезненной Марии Дмитриевне, которая часто уезжала то на лечение, то к ненормальному сыну(ещё от первого брака), то к родителям. Аполлинария разбудила в Достоевском те чувства, про которые он давно уже забыл и делает ей предложение, но она отклоняет его и бежит с другим мужчиной. Но Достоевский догоняет её в Париже и они путешествуют по Европе уже вместе целых 2 месяца. Но в конце концов она вынуждена была уехать от него из-за сильного пристрастия Достоевского к рулетке(он проиграл всё, включая её драгоценности). И до весны 1871 года, Достоевский продолжал периодически посещать игорные дома во вред себе и своим родным. А что до Сусловой, то Фёдор Михайлович поддерживал с ней контакт(переписывались)до мая 1867 года, когда он был уже вторично женат. Но писатель не забыл её и описал её прототип Полины в романе "Игрок".


А.П.Суслова

Достоевский остался без средств к существованию и заключил с книгоиздателем Стелловским кабальный договор, по которому Достоевский обязывался до 1 ноября 1866 года написать новый роман для готовившегося к печати собрания своих сочинений. В случае невыполнения этого пункта договора писатель на девять лет терял право собственности на все свои сочинения.

Но он никак не мог ничего написать. И когда оставался месяц, он по совету друзей нанимает стенографистку и за 28 дней продиктовал ей роман "Игрок", тем более психологию и тактику игрока в рулетку Достоевский знал как никто другой. По-моему, Достоевский из всех знаменитостей был самым азартным игроком. А спустя короткое время Фёдор Михайлович делает той самой стенографистке предложение, которая оказалась Анной Григорьевной Сниткиной.

В том же 1866 году Достоевский, живя в доме Олонкина на Казначейской улице(куда он переехал сразу после смерти брата), продиктовал своей новой стенографистке свой бессмертный роман "Преступление и наказание", который был полностью завершён в следующем году. Анна Григорьевна вспоминала: "Фёдор Михайлович в первые недели нашей брачной жизни, гуляя со мной, завёл меня во двор одного дома и показал камень, под который его Раскольников спрятал украденные у старухи вещи". "Преступление и наказание" стал первым триллером в мире и первым отечественным детективом, главный смысл которого заключается в том, что самое страшное наказание после совершённого преступления происходит в душе человека, а не на каторге или где бы то ни было ещё.


А.Г.Сниткина(Достоевская)

15 февраля 1867 года она стала его женой. И это был по-настоящему счастливый брак. С 1867 по 1871 годы писатель вместе с новой женой, спасаясь от кредиторов, проводит за границей, лишь изредка приезжая в Россию. Они попеременно жили в Дрездене, Берлине, Базеле, Женеве и Флоренции. И лишь в конце 1871 года, после того как писателю удалось частично расплатиться с долгами(часть из которых он наделал, играя в казино, часть осталась от брата, которые он сам взял), он смог вернуться в Петербург.
__________________
Времена меняются, постоянно лишь ожидание лучших времён...
Ответить с цитированием
  #23  
Старый 01.10.2008, 19:36
Аватар для Velstra
Velstra Velstra вне форума
Уникум форума
 
Регистрация: 25.09.2008
Сообщений: 1,588
Сказал(а) спасибо: 223
Поблагодарили 161 раз(а) в 129 сообщениях
По умолчанию

Во время этого путешествия Достоевский заканчивает писать свой великий роман "Идиот", который был опубликован в журнале "Русский вестник" за 1868 год.

Вот что писал Достоевский о замысле этого произведения: "Главная мысль романа - изобразить положительно прекрасного человека. Труднее этого нет ничего на свете, а особенно теперь. Все писатели, не только наши, но даже все европейские, кто только не брался за изображение положительно прекрасного, - всегда пасовал. Потому что эта задача безмерная. Прекрасное есть идеал, а идеал ни наш, ни цивилизованной Европе ещё далеко не выработался. На свете есть одно только положительно прекрасное лицо - Христос, так что явление это безмерно, бесконечно прекрасного лица уж конечно есть бесконечное чудо". Вообщем, Достоевский попытался воплотить образ Христа в князе Мышкине.

В 1871 году Достоевский пишет роман "Бесы", в котором "бесы" - это анархисты, идеи которых всё чаще стали проникать в Российскую действительность.

В 1873 году князь Мещерский, владелец консервативного журнала "Гражданин", предлагает Достоевскому стать редактором его издания. Фёдор Михайлович, соскучившийся по общественной жизни, с радостью принимает это предложение. И впервые на страницах этого журнала предстаёт перед нами в роли автора цикла произведений, которые он назвал "Дневник писателя"(хотя его он стал вести раньше), и этот дневник он продолжал до конца своей жизни. Это не просто описание своей жизни, а взгляд на события тех лет; описание Российской и зарубежной действительности(с его точки зрения, конечно); его мысли по поводу и "без повода"; и иногда он печатал и свои небольшие рассказы, например "Кроткая" или "Мальчик у Христа на ёлке". А так же Достоевский в "Гражданине" попытался изменить политику журнала, который разделял взгляды официальных кругов, и поэтому их сотрудничество продолжалось недолго, тем более что пост редактора оказался обременительным и отвлекал от работы над художественными произведениями. В апреле 1874 года Достоевский не без удовольствия покидает журнал "Гражданин".

С 1872 года семья Достоевских каждое лето(и даже зиму 1874-75 годов)проводит в небольшом городке Старая Русса, что в Новгородской губернии.


Дом Достоевских в Старой Руссе.1881г.

Здесь Достоевский с семьёй отдыхал от суетливой Петербургской жизни, а позже он приобрёл здесь дом. Один столичный знакомый Достоевского был крайне удивлён, увидя что известный писатель бродит по городку и ищет свою не вернувшуюся домой корову. Просто Фёдор Михайлович хотел, что бы для своих детей всегда было свежее молоко.


Дети Достоевского: Люба и Федя.1878г.

Именно здесь были написаны многие главы "Братьев Карамазовых", а так же целиком роман "Подросток", главным героем которого является Аркадий Долгорукий, незаконнорожденый сын помещика и крестьянки, мечтающий разбогатеть, но потом с помочью Макара Долгорукого(слуга его отца, живущий по Христианскому закону)осознаёт многое. "Поди и раздай твоё богатство и стань всем слугой... Вот тогда и станешь богат паче прежнего в бесчётно раз; ибо не пищею только, не платьями ценными, не гордостью и не завистью счастлив будешь, а умножившеюся бесчётно любовью. Уж не малое богатство, не сто тысяч, не миллион, а целый мир приобретёшь!" - говорил Макар Долгорукий. В одном из ранних высказываний писателя о "Подростке" Достоевский сказал: "Разложение - главная видимая мысль романа... никто о будущем не думает".
__________________
Времена меняются, постоянно лишь ожидание лучших времён...
Ответить с цитированием
  #24  
Старый 01.10.2008, 20:02
Аватар для tutchev
tutchev tutchev вне форума
Почётный член-корр - Гигант мысли ИФ
 
Регистрация: 22.08.2008
Сообщений: 4,960
Сказал(а) спасибо: 1,609
Поблагодарили 1,088 раз(а) в 840 сообщениях
По умолчанию "Братья Карамазовы": грех Достоевского перед Россией

В 1996 году публицист Я.Учитель опубликовал в журнале «Звезда» (№12, 1996) небольшое эссе под названием «Кто убил Федора Павловича Карамазова?» Он не сопоставил роман Достоевского с романом императора Александра Второго, но пришел к удивительным выводам, которые я теперь и предлагаю вашему вниманию с некоторыми сокращениями. Правда, сокращаю я как раз доказательства (надо сказать, убедительные) того, что именно старший сын Карамазова убил отца, так как в нашем исследовании (да и в самом эссе Учителя) важно в конечном счете другое. Итак, цитирую статью Я.Учителя:

<<Заявим сразу: Федора Павловича Карамазова убил его старший сын Дмитрий. Стержень последнего романа Достоевского – отцеубийство. Этого никто не оспаривает. Дмитрий должен был убить и убил. В романе нигде прямо от автора не говорится, что Дмитрий не убивал, а Смердяков убил. Убийство описывается только от лица подозреваемых, а единственный объективный свидетель Григорий обличает Митьку.
Настоящая литература существует для того, чтобы в художественное пространство спроецировать важнейшие духовные проблемы и разрешить их там. После чего эти проблемы будут решены в нашей реальности. По меньшей мере, появится такая возможность. Достоевский взвалил на себя самую тяжелую часть этой задачи – предельно низвести героя на самое дно, сохранив его бессмертную душу для последующего очищения и преображения.
Даниил Андреев в “Розе Мира” пишет о Достоевском: “... главная особенность его миссии: в просветлении духовным анализом самых темных и жутких слоев психики”, “... возникает уверенность, что чем глубже опускались эти одержимые соблазном души, чем ниже были круги, ими пройденные опытно, тем выше будет их подъем, тем грандиознее опыт, тем шире объем их будущей личности и тем более великой их далекая запредельная судьба”.
Рекорда в опускании героя в бездну Федор Михайлович достиг в “Преступлении и наказании”... Некто с целью ограбления, вполне осознанно, хладнокровно убивает топором противную старуху. Этого мало – он еще раскалывает череп почти святой юродивой Лизавете. И что потом? Все симпатии автора и (я уверен) всех без исключения читателей на стороне этого крокодила. Фантастика! Но грандиозная задача была решена полностью. Раскольников осознал, раскаялся, почти очистился и стоял уже на пороге преображения.
Но противная старуха и случайная Лизавета не удовлетворили Федора Михайловича... На свет появляется Дмитрий Федорович Карамазов. Туповатый невежественный солдафон, пьяница, “сладострастник” и хулиган. Как же он может превзойти Раскольникова? Надо проломить голову медным пестиком родному отцу... и верному старику-слуге... После этих выдающихся деяний не “бедным ангелом” ходить и рефлектировать, как Раскольников, но пропьянствовать всю ночь в душевном подъеме и даже между делом в картишки перекинуться. Залюбуешься! И вот тут, наконец, Федор Михайлович притормозил и оглянулся... По ходу дела писатель беззаветно влюбился в своего героя и решил выручить Митю. И начал корректировать жестокий эксперимент. Сначала отменил убийство отца (Дмитрием), а затем воскресил Григория.
Роман был задуман как отцеубийство – 1-я часть (Митя); и цареубийство – 2-я часть (Алеша). “Он хотел провести его через монастырь и сделать революционером. Он совершил бы политическое преступление. Его бы казнили...”,- таково известное свидетельство А. С. Суворина (в дневнике) о намерении Достоевского продолжить “Братьев Карамазовых”...
Чем гениальнее писатель и чем значительнее произведение, тем менее поведение героев зависит от произвола автора. Изменить уже назревшую, сложившуюся ситуацию в романе может быть труднее, чем в жизни. Однако дорогой ценой можно. И автор в этом случае несет ответственность перед Господом, – как нарушитель воли Божьей. Последствия такого нарушения проявляются в трех плоскостях:
- в романе;
- в жизни автора;
- в посмертье автора.
Оправдание Дмитрия привело к невыполнению главной задачи романа – изображения глубочайшего падения главного героя, последующих страданий, мук совести, раскаяния и преображения. Дмитрий Карамазов должен был уподобиться великим раскаявшимся грешникам, которые так угодны Господу (блудный сын, раскаявшийся разбойник на кресте, Мария Египетская и множество других).
К каким же последствиям в сюжете привело желание автора увести любимого героя от ответственности? Во-первых, пришлось подставить под медный пестик несчастного Григория... Таким образом, первым грехом Федора Михайловича стал поверженный Григорий. Далее пришлось засунуть в петлю Смердякова. Ведь Иван без сомнения вытащил бы его на суд, а там уж самооговор лакея разъяснился бы...
Последствия в жизни были просто катастрофическими. Если Дмитрий невиновен, то роман теряет смысл. Это раз. Теряет смысл и вторая часть романа: без предшествовавшего отцеубийства Дмитрием как-то уходит из под ног Алеши почва для цареубийства...Но Достоевский все равно взялся бы за вторую часть. Однако писать ее, не разоблачив Дмитрия, было невозможно... Господь рассудил это неразрешимое противоречие, забрав Достоевского к Себе...

Но это еще не все. Я позволю себе высказать гипотезу, на которой не буду настаивать. Прошу выслушать меня непредвзято.
Все узлы, завязавшиеся в романе, были реально завязаны в инфрафизических слоях (прошу не придираться к терминологии; можно назвать эти области потусторонним, тонким, астральным, ментальным и т.п. миром). И процесс там пошел. Если бы Федор Михайлович написал роман, как было задумано, то, может быть, в тонких мирах все и разрешилось бы. А так напряжение зашкалило и через месяц после смерти Достоевского энергия выплеснулась бомбой народовольцев, разорвав Царя-освободителя...
В “Преступлении и наказании” очень важная человеческая проблема была решена... С той поры благородные студенты для счастья человечества больше не бегают с топорами за богатыми старушками. А, уверяю вас, если бы не Федор Михайлович, то крушили бы старушечьи черепа до сих пор. Суть дела состоит не в том, что с тех пор мы знаем, что это плохо. Знали и без Достоевского. Просто в том ином мире реальный инфрафизический Раскольников убил столь же реальную инфрафизическую Алену Ивановну. И потерпел полный жизненный и идейный крах. Этот факт стал достоянием всего человечества, включая и тех, кто не только не читал “Преступления и наказания”, но даже не слыхал о Достоевском.
На повестку дня была поставлена следующая проблема. Сформулируем ее столь же примитивно. Можно ли убивать православного царя, чтобы тем самым осчастливить человечество? Решить задачу можно было в том же инфрафизическом пространстве идей. Достоевский с задачей не справился. Пришлось Желябову и Перовской ставить этот “эксперимент” в физическом пространстве < ... > А в том столь же реальном, но инфрафизическом мире, Дмитрий до сих пор расплачивается за отцеубийство, а Алеша – за цареубийство, завязавшее такой кармический узел, который многострадальная Россия не распутала до сих пор...
Почему бедно дите? Один из важнейших символов. Да потому бедно, что именно в этот момент написания романа Достоевский решил простить Митю. Если бы Дмитрий донес свой крест... Если бы. Дите бедно потому, что Дмитрий не убил отца и Алеша не убил царя В РОМАНЕ. И потому Желябов и Перовская взорвали Александра II на канале. Напомню, что на другом конце канала (теперь канал Грибоедова) Родион Романович убил старуху и честно принял свой крест... Два этих несопоставимых убийства связаны между собой крепче... не знаю даже с чем сравнить.
Достоевский взвалил на себя и почти справился с самой грандиозной задачей, стоящей перед смертными. Он разрешает человека от греха. Суть первородного греха – восстание человека против Бога. Собственно, любой грех – это восстание против Бога, но чаще косвенно. У Достоевского герои восстают непосредственно. В жизни разрешить человека от греха – дело Христа. А вот в литературном пространстве это возможно для немногих титанов; Достоевский – не последний из них. Он возложил на себя проблему грядущих революционных потрясений. И успешно разрешал ее. В частности, появление романа “Бесы” притормозило, а то и устранило гнусную “нечаевщину”. Но из-за спины “нечаевщины” выползла более “духовная” и фанатичная “желябовщина”. Взялся Достоевский развязывать и этот узел. Все шло хорошо. Для начала необходимо было отцеубийство. Оно свершилось. Тут-то и споткнулся Федор Михайлович. А колесо-то уже раскрутилось.
Совершив ошибку, оступившись, Достоевский как бы подорвал защитные механизмы. А черные силы не дремлют. Кровь хлынула горлом. Самые грандиозные в XIX веке похороны. Почувствовала Россия, какого богатыря потеряла... А через месяц взрыв на Екатерининском канале. Только Достоевский и мог предотвратить.
Рассмотрим два сослагательных варианта.
1. Если бы Достоевский довел “Братьев Карамазовых” до задуманного конца. Скорее всего, либеральное царствование успешно продолжалось бы. Народовольцы разочаровались бы в своих идеях и раскаялись бы как Лев Тихомиров. В процветающей богатой и мирной России до сих пор была бы конституционная монархия, как в Великобритании, а жизнь еще слаще.
2. Если бы Федор Михайлович вообще не брался за “Братьев Карамазовых”. Тогда процесс стал бы вялотекущим. Народовольцы не раскаялись. Но их обезвредили бы. Так или иначе болезнь была бы облегчена. Эволюция замедлилась бы, может, даже слишком... Однако произошло то, что произошло, и это было самое худшее>>.
Ответить с цитированием
  #25  
Старый 01.10.2008, 20:02
Аватар для Velstra
Velstra Velstra вне форума
Уникум форума
 
Регистрация: 25.09.2008
Сообщений: 1,588
Сказал(а) спасибо: 223
Поблагодарили 161 раз(а) в 129 сообщениях
По умолчанию ...

Н.А.Некрасов предложил напечатать "Подросток" в "Отечественных записках", на что Достоевский согласился с удовольствием, тем более что это стало возобновлением отношений между двумя писателями спустя 30 лет. 27 декабря 1877 года Некрасов умер, и Достоевский с глубоким сожалением говорил что они почти всю жизнь прошли врозь. Очень много писал о великом поэте Фёдор Михайлович в своём дневнике.

В 1870-ые годы Достоевский находился на пике своего таланта и часто приглашался на различные благотворительные вечера и собрания, где он читал отрывки из своих произведений и стихотворения Пушкина, которого он ценил выше других поэтов. Он становится признанным и широко известным писателем. Его избирают членом-корреспондентом Академии наук по отделению русского языка и словесности.

В 1877 году семья Достоевских переезжает в свой последний дом при жизни Фёдора Михайловича. Этот дом находится на углу Кузнечного переулка и улицы Ямская(которая ныне носит имя великого писателя) - Кузнечный переулок,5. И именно в этом доме было написано самое его великое произведение роман "Братья Карамазовы"; роман, который является итогом творческого пути Достоевского.


Кабинет писателя в его последней квартире

Это результат длительных размышлений автора над многими проблемами, а многие идеи, характеры, эпизоды романа либо подготовлены предшествующими произведениями писателя, либо возникли в его творческом воображении задолго до начала писания "Братьев Карамазовых". Я эту книгу осмелюсь даже назвать "Российской Библией", потому что в этой книге собраны все слабости человечества, все его достоинства, все основные мысли про атеизм и религию, про родителей и детей, про богатство и бедность... Эта книга учит жить. Эту книгу можно было бы поделить на много других книг и одной из главных стала бы книга "Великий инквизитор".

Эту историю рассказал Алёше страдающий неверием Иван в минуту тяжёлых мучений. "Это фантастическая поэма, в которой выводит Христа в разговоре с одним из католических первосвященников - Великим инквизитором. Страдание сочинителя поэмы происходит именно от того, что он в изображении своего первосвященника с мировоззрением католическим, столь удалившимся от древнего апостольского Православия, видит воистину настоящего служителя Христова. Между тем его Великий инквизитор есть, в сущности, сам атеист", вот так сказал про эту часть романа сам Достоевский перед студентами С.-Петербургского университета 30 декабря 1879 года. В раннем наброске Достоевский писал про братьев: "Один брат - атеист. Отчаянье. Другой - весь фанатик. Третий - будущее поколение, живая сила, новые люди". Где "живая сила" безусловно это Алёша(это имя Достоевский дал герою в честь своего маленького сына, который умер от эпилепсии, болезни, которая ему передалась по наследству; писатель считал ,что сын умер вместо него), которому удаётся в конце романа объеденить их чувством высокого религиозно-этического "братства", противостоящим "химическому разложению" окружающего общества, основанного на эгоизме, издевательстве богатого и сильного над слабым и беззащитным.

Достоевский мечтал написать продолжение "Братьев Карамазовых", действия в котором должны были продолжиться двадцать лет спустя, где Алёша был бы уже взрослым человеком, пережившим душевную травму с Лизой Хохлаковой, а Митя уже возвращался бы с каторги.

Последним крупным событием в жизни и творчестве Достоевского стало его знаменитое выступление на открытии памятника А.С.Пушкину в Москве, которое произошло 8 июня 1880 года и на котором присутствовали самые известные писатели и генерал-губернатор Москвы. Это выступление произвело настоящий фурор; это было бесспорно самым лучшим выступлением на том вечере.

Очевидцы рассказывают, что один молодой человек, пожавший руку Достоевскому после его выступления, упал в обморок. Достоевский, боготворивший Пушкина, ещё за три года до этого события высказал мысль о том, что "не было бы Пушкина, не было бы и последовавших за ним талантов". А 8 июня он сказал: "Пушкин как раз приходит в самом начале правильного самосознания нашего, едва лишь начавшегося и зародившегося в обществе нашем после целого столетия с петровской реформы, и появление его сильно способствует освещению тёмной дороги нашей новым направляющим светом. В этом смысле Пушкин есть пророчество и указание." После этого выступления, ночью, Фёдор Михайлович подъехав к только что открытому памятнику, положил венок к ногам своего великого учителя и поклонился ему до земли. И надо сказать, что такое отношение и любовь к великому поэту, Достоевский пронёс через всю жизнь, начиная с самого детства.

Ещё в конце 1879 года врачи, осматривавшие Достоевского, отметили у него прогрессирующую болезнь лёгких. Ему было рекомендовано избегать физических нагрузок и опасаться душевных волнений. 26 января 1881 года Достоевский, часто работавший по ночам, случайно уронил ручку на пол. Пытаясь достать её, он сдвинул с места тяжёлую этажерку с книгу. Физическое напряжение вызвало кровотечение из горла. Это привело к резкому обострению болезни. Кровотечение то прекращалось, то возобновлялось вновь. Утром 28 января Достоевский сказал жене: "...Я знаю, я должен сегодня умереть!". В 20 часов 38 минут того же дня Фёдор Михайлович Достоевский скончался. Проститься с великим писателем пришли тысячи людей. На похоронах, молодёжь пыталась пронести к могиле Достоевского кандалы, как пострадавшему за политические убеждения.


Похороны Достоевского

"ТОТ, КТО ЖЕЛАЕТ УВИДЕТЬ ЖИВОГО БОГА, ПУСТЬ ИЩЁТ ЕГО НЕ НА ПУСТОМ НЕБОСВОДЕ СОБСТВЕННОГО РАЗУМА, НО В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЛЮБВИ".
__________________
Времена меняются, постоянно лишь ожидание лучших времён...
Ответить с цитированием
  #26  
Старый 01.10.2008, 23:56
Аватар для Velstra
Velstra Velstra вне форума
Уникум форума
 
Регистрация: 25.09.2008
Сообщений: 1,588
Сказал(а) спасибо: 223
Поблагодарили 161 раз(а) в 129 сообщениях
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от tutchev Посмотреть сообщение
Господь рассудил это неразрешимое противоречие, забрав Достоевского к Себе...
Вот опять пример того, как в произведение каждый вкладывает свой определенный смысл и гнет свою линию. Еще забавнее, что автор ссылается на то, что написал бы Достоевский в продолжении Братьев Карамазовых... Это простите по меньшей мере носит, мало сказать, отсебячное предположение... А то, что не звучит в романе нигде прямо от автора, что Дмитрий не убивал, так тут и не звучит прямо, что убивал... А домыслить каждый может свое, что ему, так сказать, по душе, да по совести ближе...
__________________
Времена меняются, постоянно лишь ожидание лучших времён...
Ответить с цитированием
  #27  
Старый 02.10.2008, 17:34
procolharum procolharum вне форума
Гость
 
Регистрация: 02.10.2008
Сообщений: 4
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 4 раз(а) в 4 сообщениях
По умолчанию

В качестве небольшого предисловия: Достоевского начал читать сразу после Германа Гессе, Джека Кераука, Кена Кизи и им подобным личностям... Не буду углубляться в долгие объяснения, кто это такие - важен сам факт, что в 20-ом веке на западе появляется целая плеяда писателей, сформировавших свой авторский стиль под влиянием Достоевского.

О ДОСТОЕВСКОМ (Герман Гессе, материал с сайта www.hesse.ru)
О Достоевском трудно сказать что-либо новое. Все, что можно было сказать о нем умного и дельного, уже сказано, все казавшееся когда-то новым и оригинальным устарело в свой черед, но всякий раз, когда в годину горя и отчаяния мы обращаемся к нему, притягательный и страшный образ писателя является нам в ореоле вечно новых тайн и загадок.
Истинным читателем Достоевского не может быть ни скучающий буржуа, которому призрачный мир "Преступления и наказания" приятно щекочет нервы, ни тем более ученый умник, восхищающийся психологией его романов и сочиняющий интересные брошюры о его мировоззрении. Достоевского надо читать, когда мы глубоко несчастны, когда мы исстрадались до предела наших возможностей и воспринимаем жизнь, как одну-единственную пылающую огнем рану, когда мы переполнены чувством безысходного отчаяния. И только когда мы в смиренном уединении смотрим на жизнь из нашей юдоли, когда мы не в состоянии ни понять, ни принять ее дикой, величавой жестокости, нам становится доступна музыка этого страшного и прекрасного писателя. Тогда мы больше не зрители, не сибариты и не критики, а бедные братья среди всех этих бедолаг, населяющих его книги, тогда мы страдаем вместе с ними, затаив дыхание, зачарованно смотрим их глазами в водоворот жизни, на вечно работающую мельницу смерти. И только тогда мы воспринимаем музыку Достоевского, его утешение, его любовь, только тогда нам открывается чудесный смысл его страшного, часто дьявольски сложного поэтического мира.
Две силы захватывают нас в его творениях, из столкновения двух противоречивых начал рождается магическая глубина и поразительная объемность его музыки.
Первая - это отчаяние, постижение зла, непротивление свирепой, кровавой жестокости, сомнение в существе человечности. Этой смертью нужно умереть, через этот ад нужно пройти, прежде чем мы услышим иной, божественный голос мастера. Предпосылкой тому является искреннее и откровенное признание, что наша жизнь, наша человечность - дело жалкое, сомнительное и, может быть, безнадежное. Нужно отдать себя во власть страдания, покориться смерти, научиться без содрогания смотреть на дьявольскую ухмылку голой действительности, прежде чем мы осознаем глубину и истинность иного, второго голоса.
Первый голос принимает смерть и отвергает надежду, отказывается от каких бы то ни было философских и поэтических украшательств и смягчений, с помощью которых приятные нам писатели привычно отвлекают нас от опасностей и ужасов человеческого существования. Но второй голос, поистине божественный второй голос указывает нам на иной, небесной стороне другое начало, противоположное смерти, другую действительность, другую сущность: совесть человека. Пусть человеческая жизнь наполнена войнами и страданиями, подлостью и мерзостью, но ведь имеется еще и что-то иное: совесть, способность человека держать ответ перед богом. Конечно, и совесть ведет через страдание и страх смерти к отчаянию и вине, но она выводит нас из невыносимой бессмысленности одиночества, приближает к пониманию смысла, сущности, вечности. Эта совесть не имеет ничего общего с моралью, с законом, она может быть с ними в самом страшном, смертельном разладе, и все же она бесконечно сильна, она сильнее косности, сильнее корыстолюбия, сильнее тщеславия. Она все время, даже в глубочайшем несчастье и крайнем смятении, держит открытой узенькую тропку, которая ведет не назад, к обреченному на гибель миру, а через него к богу. Труден путь, ведущий человека к его совести, почти все преступают ее законы, противятся ее власти, тяжко обременяют себя и гибнут от ее угрызений, но для каждого в любой миг открыт тайный путь, который наполняет жизнь смыслом и облегчает смерть. Одни до тех пор неистово грешат против совести, пока не пройдут через все круги ада и не осквернят себя до предела, чтобы в конце со вздохом облегчения осознать заблуждение и пережить минуту душевного преображения. Другие живут со своей совестью в полном согласии. Их мало, этих святых счастливцев, и, какая бы с ними ни приключилась беда, она затрагивает их только извне и никогда не поражает в сердце, они всегда сохраняют чистоту, и улыбка не сходит с их лица. Таков князь Мышкин.
Оба эти голоса, оба эти учения я услышал у Достоевского во времена, когда, подготовленный отчаянием и страданием, был прилежным читателем его книг. Есть художник, который заставил меня пережить нечто подобное, музыкант, которого я не всегда люблю и могу слушать, точно так же как не всегда я могу читать Достоевского. Это Бетховен. Ему свойственно такое знание о счастье, о мудрости и гармонии, которого не обрести на равнинных дорогах, которое озаряет нас только у края пропасти, которое не срываешь с улыбкой, как цветы, а обретаешь со слезами на глазах, обессилев от страданий. В его симфониях и квартетах есть места, где из глубины горя и отрешенности излучается что-то бесконечно трогательное, по-детски нежное - предвосхищение смысла, предчувствие избавления. Такие места я нахожу и у Достоевского.
Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
  #28  
Старый 02.10.2008, 17:38
procolharum procolharum вне форума
Гость
 
Регистрация: 02.10.2008
Сообщений: 4
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 4 раз(а) в 4 сообщениях
По умолчанию

РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ "ИДИОТЕ" ДОСТОЕВСКОГО (Герман Гессе, 1919, www.hesse.ru) Начало...

Князя Льва Мышкина, этого созданного Достоевским "идиота", часто сравнивали с Иисусом. Такое, разумеется, вполне допустимо. Любого человека можно сравнить с Иисусом, приобщившимся к некоей магической истине, не отделявшим с тех пор мысли от жизни и потому сделавшимся одиноким даже в кругу близких и врагом для всех. Поэтому сходство Мышкина и Иисуса не кажется мне особенно удивительным; лишь одна, правда, важная черта его удивляет: робкое целомудрие. Скрытый страх перед полом и зачатием - черта, отнюдь не чуждая "историческому", евангельскому Иисусу, и это явственным образом относится к его мировой миссии. Даже то поверхностное изображение Христа, какое дает Ренан *, не лишено этой черты.
Но вот что странно: как бы мало ни нравилось мне вечное сравнение Мышкина с Христом, я все же усматриваю какую-то непостижимую связь между этими двумя образами. Такое пришло мне на ум лишь позднее - и довольно занятным путем. Однажды, когда я размышлял об этом безумце, я вдруг понял, что первая моя мысль о нем всегда обращена на что-то второстепенное. Когда я размышляю о нем, в первый момент он видится мне в какой-то особой, побочной сцене, которая не важна сама по себе. Точно так же и Христос [...]
Когда я думаю о Мышкине, об этом "идиоте", он тоже видится мне сначала не в какой-нибудь важный момент, а именно в момент такой же неправдоподобный, полный изоляции, трагического одиночества. Сцена, которую я имею в виду, - вечер в Павловске, в доме Лебедева, где князь, через несколько дней после эпилептического припадка, на правах выздоравливающего принимает визит семьи Епанчиных. Неожиданно среди этого веселого, элегантного общества, чувствующего тем не менее какую-то скрытую напряженность и тревогу, появляются молодые господа, бунтари и нигилисты - такие, как словоохотливый малый Ипполит со своим так называемым сыном Павлищевым "боксером" и прочими. При чтении эта противная, во всяком случае неприятная, сцена вызывает возмущение и кажется отвратительной, когда все эти ограниченные, обманутые молодые люди оказываются как бы на залитой чересчур ярким, резким светом арене, голые и уязвимые в своей беспомощной озлобленности. Каждое, буквально каждое сказанное ими слово причиняет боль дважды: во-первых, своим воздействием на доброго Мышкина, а во-вторых - той жестокостью, что разоблачает самого говорящего и дает возможность понять цену ему. Вот эту сцену - редкостную, незабываемую, но не особенно важную и не отмеченную как-либо в самом романе - я и имею в виду. С одной стороны - общество, элегантные светские люди, богатство, влиятельность и консерватизм; с другой - разъяренная молодежь, безжалостная, не признающая ничего, кроме мятежа, кроме ненависти к существующему порядку вещей, безрассудная, беспутная, буйная, невыразимо тупая, при всем своем теоретическом интеллектуализме, а между обеими группами - князь, одинокий, легко уязвимый, под критическими, пристальными взглядами с обеих сторон. И как же разрешается это положение? Оно разрешается тем, что Мышкин, совершив лишь несколько мелких промахов, вызванных волнением, поступает в полном соответствии со своей доброй, нежной, детской натурой, с улыбкой терпя невыносимое, на бесстыдство отвечая самоотверженностью, готовностью взять на себя всякую вину, счесть ее своей, - и он терпит полное поражение, подвергаясь осмеянию со стороны не той или другой группы, скажем, молодых, или пожилых людей, но с обеих сторон! Все отворачиваются от него, он задел всех. В один миг внешние расхождения этого общества - возраст, образ мыслей - исчезли; все едины, полностью едины в своем возмущении и гневе против того единственного поистине чистого человека, какой оказался среди них!
Почему же такого рода безумцы невыносимы в мире иных людей? Почему их никто не понимает, хотя они по-своему любят почти всех, хотя их кротость располагает к ним почти всех, часто кажется даже примером для подражания? Что отделяет этих зачарованных людей от остальных, обыкновенных? И почему последние оказываются правыми, отвергая их? Почему они могут поступать так и не ошибаться? Почему у них все получается как у Иисуса, которого в конце концов оставил не только весь свет, но и все его ученики?
Это происходит потому, что безумец мыслит иначе, нежели другие. Дело не в том, что он мыслит не просто менее логично, не просто более по-детски ассоциативно, чем они. Его мышление я назвал бы "магическим". Он, этот кроткий безумец, отрицает целиком жизнь, мышление, чувство - вообще мир и реальность всех прочих людей. Для него действительность совершенно иная, нежели для них. Их действительность ему кажется всецело призрачной. И вот потому, что он видит совершенно новую действительность и требует осуществления ее, он делается врагом для всех.
Разница не в том, что те ценят власть и деньги, семью и государство, а он - нет. И не в том, что он представляет нечто духовное, а они - материальное, или как бы там все это ни называлось! Не в этом тут дело. Материальное существует и для безумца, он тоже признает значимость таких вещей, даже если и считает их не многого стоящими. Его требования, его идеалы несхожи с устремлением индийских аскетов, стремящихся уйти прочь от мира иллюзорной действительности ради удовлетворенности духа самим собою, что и представляется им единственно реальным.
Нет, о взаимных притязаниях природы и духа, о необходимости их совместного действия Мышкин легко договорился бы с прочими. Но для них совместность существования и равная значимость обоих миров - лишь нечто теоретическое, а для него - сама жизнь! Чтобы это стало яснее, попробуем представить себе дело с несколько иной стороны.
Мышкин отличается от прочих людей тем, что он "идиот" и эпилептик, но также и весьма неглупый человек, состоит в куда более близких и непосредственных отношениях с бессознательным, нежели они. Наиболее возвышенное из пережитого им - это те доли секунды высшей силы чувства и проницательности, которые он пережил однажды, ощутив свою способность на какой-то, словно освещенный молнией миг стать всем: сочувствовать всем, сострадать всем, понять и принять все, что только есть на свете. Он владеет волшебством, и свою мистическую мудрость он не вычитал, ценя ее, не выучил, удивляясь ей, но действительно вжился в нее (пусть даже на мгновения). Его не только посещают редкие мысли, важные прозрения; однажды или даже не раз он оказывается на той таинственной грани, за которой можно принять все, за которой верна не только данная мысль, но и мысль, ей противоположная.
Это страшно, и не зря он внушает страх другим. Он ведь не совсем одинок, не весь свет против него. Есть несколько человек, весьма сомнительных, внушающих опасения и прямо опасных, которые временами сочувствуют ему и понимают его: Рогожин, Настасья Филипповна. Его понимают преступник и истеричка - его, невинное, кроткое дитя! Но, бог мой, это дитя не столь кроткое, каким кажется. Невинность его отнюдь не безобидна, и не зря люди боятся его.
Безумец временами близок к той грани, за которой вместе с данной мыслью ему представляется истинной и противоположная. Значит, у него возникает чувство, будто не существует вообще никаких мыслей, никаких законов, никаких видов и форм, которые были бы правильны и истинны не иначе, как при рассмотрении с одного полюса, то есть что с каждым полюсом соотносится ему противоположный. Но установление единственного полюса, определение одной точки зрения, откуда рассматривается и организуется мир, есть первейшая основа всякого разграничения, всякой культуры, всякого общества и морали. Кто считает, что дух и природа, добро и зло могут хоть на единый миг поменяться местами, тот злейший враг всякого порядка. Ибо отсюда происходит противоположность этого самого порядка, отсюда начинается хаос.
Образ мысли, возвращающий нас к бессознательному, к хаосу, уничтожает всякий человеческий порядок. "Идиоту" сказали однажды, что он обязан говорить "да" лишь истине, только и всего, - воспоследовало же нечто устрашающее! Вот так-то: все истинно, всему можно сказать "да". Но чтобы упорядочить мир, чтобы достигнуть какой-либо цели, чтобы стали возможными закон, общество, организация, культура и мораль, для этого за "да" должно следовать "нет", мир должен быть поделен на противоположности, на добро и зло. Даже если первоначально введение каждого "нет", каждого запрета вполне произвольно, оно делается священным, как только стало законом, как только обрело далеко идущие последствия, как только сделалось основой некоторой системы взглядов, порядка.
Высшая реальность для человеческой культуры - вот такое деление мира на тьму и свет, добро и зло, дозволенное и запретное. Для Мышкина же высшей реальностью представляется обратимость каждого установления, равнозначность данного и противоположного полюсов. "Идиот" - продолжая мысль до конца - вводит матриархат бессознательного, упраздняет культуру. Он не разбивает скрижалей закона, он обращает их другой стороной и показывает, что там начертано противоположное.
Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
  #29  
Старый 02.10.2008, 17:39
procolharum procolharum вне форума
Гость
 
Регистрация: 02.10.2008
Сообщений: 4
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 4 раз(а) в 4 сообщениях
По умолчанию

РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ "ИДИОТЕ" ДОСТОЕВСКОГО (Герман Гессе, 1919, www.hesse.ru) ...окончание
И то, что этот враг порядка, этот грозный разрушитель выведен не преступником, а милым, робким человеком, полным какой-то детской прелести, сердечной верности и самозабвенной доброты, - есть тайна этой устрашающей книги. Из самых глубоких побуждений Достоевский изображает этого человека больным, эпилептиком. Все носители нового, устрашающего, неизвестного будущего, все предвестники уже ощущаемого хаоса - у Достоевского больные, подозрительные, отягощенные чем-то люди: Рогожин, Настасья Филипповна, позже - четверо Карамазовых. Все они - странные, особенные фигуры, но перед их исключительностью и болезненностью мы испытываем своего рода священный трепет - вроде того, с каким жители Азии относятся к умалишенным.
Примечательным же и необычным, важным и наводящим на размышления следует считать не то, что где-то в России пятидесятых и шестидесятых годов гениальный эпилептик был обуреваем подобными фантазиями и создал подобные образы. Важно то, что в последние три десятилетия молодежь Европы все сильнее чувствует значительность и пророческий смысл этих книг. Необычно то, что в преступников, истериков и безумцев Достоевского мы вглядываемся совсем иначе, нежели в образы преступников и сумасшедших, выведенных в романах других писателей, что мы так тревожимся за них, так странно их любим, что мы и в себе находим нечто родственное этим людям, сходное с их чертами.
Дело тут не в случайности и отнюдь не в сторонних обстоятельствах или литературных особенностях произведения Достоевского. Некоторые черты его просто сбивают с толку; вспомним хотя бы о том, что он предвосхитил так развившуюся потом психологию неосознанного; его произведение удивляет нас не какими-либо особенно высокими достижениями или законченностью, не художественным отображением в основном знакомого и привычного нам мира - нет, мы воспринимаем его как пророчество, как предвестника разрушения и хаоса, какими на наших глазах несколько лет назад была охвачена Европа. Мир созданных им фигур едва ли можно понимать как изображение будущего, как некий идеал; таким его и не считал никто. Нет, мы видим в Мышкине и других подобных ему фигурах не образец для подражания: "Таким ты должен стать!", - но неизбежность: "Через это мы должны будем пройти, это наша судьба!"
Будущее неопределенно, путь же к нему указан здесь недвусмысленно. Направление его - к новому душевному строю. Он ведет через Мышкина, требует "магического" мышления, принятия хаоса. Это возврат к неупорядоченному, возврат к бессознательному, лишенному формы, к животному состоянию и еще далее - к началу начал. Не ради того, чтобы превратиться в животное или стать первозданной материей, но чтобы обрести новые ориентиры, чтобы у корней нашего бытия отыскать забытые инстинкты и возможности нашего развития, чтобы вновь приняться за созидание, оценку, разграничение нашего мира. На этом пути не стоит искать какой-то программы, и никакой переворот не откроет туда дверь.
Каждый вступает на него в одиночку, сам по себе. В жизни каждого из нас будет время, когда мы окажемся у той хорошо известной Мышкину грани, за которой исчезают одни истины и возникают другие. Каждый из нас в какое-то мгновение своей жизни испытывает примерно то же, что Мышкин в секунды озарения и что сам Достоевский испытал в те минуты, когда уже стоял на эшафоте, сойдя с которого он обрел взор пророка.
Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
  #30  
Старый 02.10.2008, 17:42
procolharum procolharum вне форума
Гость
 
Регистрация: 02.10.2008
Сообщений: 4
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 4 раз(а) в 4 сообщениях
По умолчанию

"ПОДРОСТОК" ДОСТОЕВСКОГО (Герман Гессе, 1915, www.hesse.ru)

Нельзя сказать, чтобы роман "Подросток" был у нас до сих пор неизвестен, но по-немецки читали его сравнительно мало, и это примечательно, ведь речь идет об одном из великих романов Достоевского, написанном между "Бесами" и "Братьями Карамазовыми".
Между тем уже десять лет назад появился очень хороший перевод Корфица Хольма *. Я тогда же его и прочел с тем острым, живым интересом, с каким Достоевского читаешь всегда, но теперь, перечитав, был несколько удивлен, до чего успел с тех пор забыть собственно весь роман, то есть саму "историю", переплетение интриг, событий и отношений. Зато осталась в памяти общая атмосфера, образы главных персонажей, звучание основных разговоров, особенно же некоторые места из этих разговоров, отмеченные глубиной психологических прозрений, исповедальными откровениями о сути русского человека. Любопытно, однако, что вся внешняя сторона этой без малого тысячестраничной книги опять готова была от меня ускользнуть. Это лишь подтверждало всегдашнюю мою внутреннюю нерасположенность ко всяческим бурным "историям", к слишком яркому, разветвленному, перенапряженному действию, к слишком ярким, слишком пестрым, слишком захватывающим ситуациям. У Достоевского они всюду, и обычный читатель на них основывает свое суждение об этом авторе, считает их показателем его величия. Что говорить, и чисто внешняя техника повествования у этого нагоняющего жуть мастера тоже способна ошеломить. Ошибкой было бы считать эту яркость, эту избыточную красочность его сюжетов чисто наивной или просто случайной, мы бы недооценили роман, выделив в нем лишь духовное содержание. Об этом не может быть речи. Весь этот поразительный, невероятно впечатляющий и при всем том, однако, всегда немного сомнительный сюжетный аппарат Достоевского, это неистовое, яркое, лихорадочно захватывающее при первом чтении переплетение тайн, измен, догадок, таинственных документов, где есть и револьвер, и тюрьма, убийство, яд, самоубийство, безумие, подслушанные заговоры и убогие каморки - весь этот аппарат для него не является чем-то внешним, это отнюдь не маска, за которой можно скрыть свои истинные намерения, он абсолютно честен и именно потому производит столь сильное впечатление. Достоевский не просто гениальный писатель, превосходно владеющий русским языком и глубоко проникший в русскую душу; он, кроме того, еще и одинокий искатель приключений, человек удивительной, необыкновенной судьбы, каторжник, помилованный в последний миг перед расстрелом, одинокий, бедный страдалец.
Однако мне кажется, если в нем что-то со временем устареет, то прежде всего этот до сих пор еще столь впечатляющий аппарат его увлекательных историй. Уже нынешняя война способствовала тому, что приключения для нас упали в цене, нас не так теперь влечет все опасное и дикое. Тем сильней будет когда-нибудь действовать дух этих поразительных книг. И чем дальше будут они удаляться в прошлое, тем станет очевидней, что в них гораздо шире и глубже, нежели в произведениях Бальзака, оказался запечатлен в вечных образах для потомков один из самых захватывающих и странных периодов человеческой истории. Когда-нибудь, когда в книгах, подобных "Идиоту", "Преступлению и наказанию" или "Братьям Карамазовым", устареет все внешнее, они в своей совокупности останутся для нас уже во многих частностях непонятным, как творение Данте, но все же бессмертным и потрясающим воплощением целой всемирной эпохи.
"Подросток", однако, отличается от других великих романов мастера в двух отношениях. С одной стороны, характером сюжета, необычайно живого, порой даже неистового, но ограниченного исключительно домашней, семейной сферой. С другой - на редкость "литературным", чуть ли не ироническим звучанием. Подростку двадцать лет, он сам рассказывает о своих переживаниях, это странный, одинокий, уязвленный и в то же время честолюбивый, весьма необычный для своих двадцати лет человек. И, увлеченные самой историей, которая широко охватывает русскую действительность, не зная недостатка в запутанных ходах и волнующих подробностях, мы в то же время с почти неприятным удивлением наблюдаем, как расчетливо, с редкостным мастерством и точностью оттенков выстраивается характер немного высокомерного, незаурядного, неопытного, не по годам развитого подростка. Возможно, форма повествования от первого лица позволяет лучше сгруппировать персонажи и события, одновременно облегчая их оценку, но в результате психологически все оказывается бесконечно более сложным, рискованным и деликатным. Перед иными местами, когда между двумя взвинченными сценами на миг вдруг как бы приходишь в себя, останавливаешься прямо-таки в ошеломлении, словно перед немыслимо смелым и даже дерзким трюком. Упомянутый "аппарат" и здесь то и дело заявляет о себе во всей своей грубости, и здесь не обходится без всяких черных ходов и неожиданных сцен. Это может раздражать, но все же ни на миг не возникает впечатления, будто сам Достоевский стоит за кулисами и руководит фигурами. Ибо перед нами не фигуры, а живые люди. И люди эти потому так волнуют нас, что они (одни об этом не думая, другие почти сознательно) живут не просто своими личными, частными, особыми заботами и проблемами, в них выражено нечто более типичное, существенное, имеющее более глубокие корни - заботы и проблемы целого поколения, всего народа, что мучается злыми кошмарами на грани яви и сна.
Мир, в который вводят нас эти книги, беспощаден, жесток, безобразен - сущий ад. Здесь соседствуют преступление и душевная болезнь, мания величия и обычная подлость, пороки большого города и выродившаяся аристократия, и все это погружено в атмосферу гнетущей затхлости, во мрак кошмара и безнадежности. Кажется, нигде на тысяче страниц этой книги не выглянет солнце, нигде не покажется зеленое деревце или трава, не запоет птица - разве что соловей из клетки в жалком окраинном трактире. Здесь нет ни времен года, ни пейзажа, люди словно затеряны в петербургском тумане. Они как будто не дышат воздухом, не идут по земле, но плывут по течению своей судьбы, отчаявшиеся, никому не нужные. Кажется, в этом мире нет ничего, что мы привыкли считать красивым, милым, теплым, здесь нет доброй улыбки, нет солнца. Однако сказать так будет неверно: солнце здесь есть. Религия, ясность веры, простодушное благочестие - вот солнце этого мира. Среди петербургского света, где мечутся люди, выбитые из колеи, без руля, без ветрил, без добрых традиций, люди, утратившие общность веры, желаний и действий - среди этих бедных, больных, злых людей возникает приветливый и добрый странник Макар, такой же наивный и лукавый, такой же ясный и добрый, как тог дивный святой в "Братьях Карамазовых", улыбчивый, словно дитя, и многомудрый, словно старец. Он - знающий, а не ученый, он - народ, он - Россия, его глубокую мудрость нельзя просто сформулировать и облечь в слова, она тогда станет плоской и обесценится. Ибо в основе ее не познание, но сама жизнь.
Это русская способность, это умение улыбаться в горе, это глубокое добродушие, этот дар самоотверженности иногда пророчески, умиротворенно начинают просвечивать и в других. И однажды мы слышим слова старого Версилова, типичного представителя глубоко больного русского дворянства: "Да, мальчик, повторяю тебе, что я не могу не уважать моего дворянства. У нас создался веками какой-то еще нигде не виданный высокий культурный тип, какого нет в целом мире: тип всемирного боления за всех. Это - тип русский, но так как он взят в высшем культурном слое народа русского, то, стало быть, я имею честь принадлежать к нему. Он хранит в себе будущее России". И этот же самый Версилов, этот несчастный, утонченный, страдающий в каком-то смысле болезненным переизбытком культуры представитель утратившего корни дворянства, этот человек с уязвленным сознанием и неспособностью принять решение, этот добряк, от которого неизвестно чего можно ждать, и красноречивый интеллектуал иногда произносит суждения из области практической этики, простые, прекрасные и естественные, как, например: "Осчастливить непременно и чем-нибудь хоть одно существо в своей жизни, но только практически, то есть в самом деле, я бы поставил заповедью для всякого развитого человека; подобно тому, как я поставил бы в закон или в повинность каждому мужику посадить хоть одно дерево в своей жизни ввиду обезлесения России".
Нынешняя война, вероятно, будет иметь следствием ускоренную европеизацию России, ибо необходимость дисциплины, организации, своего рода милитаризации души оказывается первым требованием эпохи для всякого государства, которое желает выстоять и играть роль в будущем. Пассивная Россия, Россия христианская, терпеливая, самоотверженная больше, чем когда-либо прежде, вынуждена будет искать прибежище в душе наивного народа. Тем внимательнее нам следует вслушиваться в голоса этой таинственной, душевной России. Всему "европейскому" Россия научилась у Запада и научится у него еще многому. Что же касается пассивных, азиатских добродетелей, которые Запад до сих пор еще недостаточно ценит, здесь русские вновь станут нашими учителями, и это коснется даже вопросов практической политики. Ибо однажды к нам вновь должен приблизиться некий другой полюс, мы должны снова принять, между прочим, в расчет и ту душевную культуру, которая пренебрегает действием, предпочитая терпение. В этом искусстве, в котором европейцы до сих пор остаются детьми, русские еще долго будут посредниками между нами и нашей праматерью Азией.
Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
  #31  
Старый 02.10.2008, 18:37
Аватар для Вика
Вика Вика вне форума
Супер-модератор, Администратор
 
Регистрация: 20.08.2008
Адрес: Pоссия, Москва
Сообщений: 29,146
Сказал(а) спасибо: 1,252
Поблагодарили 2,206 раз(а) в 1,639 сообщениях
Отправить сообщение для Вика с помощью ICQ Отправить сообщение для Вика с помощью MSN Отправить сообщение для Вика с помощью Skype™
Exclamation

Уважаемые участники форума!

Пожалуйста, не выкладывайте столь длинных цитат в теме. В крайнем случае, используйте ссылки на них.
__________________
С уважением,
Вика
Ответить с цитированием
  #32  
Старый 02.10.2008, 20:30
Аватар для Velstra
Velstra Velstra вне форума
Уникум форума
 
Регистрация: 25.09.2008
Сообщений: 1,588
Сказал(а) спасибо: 223
Поблагодарили 161 раз(а) в 129 сообщениях
По умолчанию

procolharum, с большим удовольствием прочла Размышления Германа Гессе, очень много интересных выводов, спасибо за предоставленный материал...
__________________
Времена меняются, постоянно лишь ожидание лучших времён...
Ответить с цитированием
  #33  
Старый 03.10.2008, 22:41
Аватар для Татьяна Николаевна
Татьяна Николаевна Татьяна Николаевна вне форума
Завсегдатай
 
Регистрация: 27.09.2008
Сообщений: 258
Сказал(а) спасибо: 77
Поблагодарили 77 раз(а) в 63 сообщениях
По умолчанию

B]Вика[/B], как же быть? Удобно читать сразу всё подряд.
Vel'stra, iRis, procolharum, спасибо за цитаты. Увлеклась чтением.
Не знала, что Гесс так много написал о Достоевском. У меня Гесс, Библия и Достоевский в одном ряду на книжной полке. Сама так определила по значимости. Но у меня есть ещё и другие привязанности в литературе, совершенно в других жанрах, просто здесь речь не о литературе вообще, а о достоинствах и недостатках личности и творчества Достоевского.
Все, что я напишу ниже – это моё собственное мнение, без каких-либо цитат, но оно возникло в ответ на то, что было здесь уже процитировано.
Цитата:
"Любовь и Бог это хорошо. Вопрос только в том, как вызвать любовь, и как понять, где собственно сидит Бог?"
В последнее время в научных исследованиях генетиков можно найти сообщения о том, что Бог, собственно говоря, "сидит" в самом человеке. Это генетическая предрасположенность человека. Человек рождается с Богом (верой) или без Бога (веры). Такие догадки, похоже, существовали давно, если есть поговорка "без Царя в голове". Без царя или без бога, в любом случае – это человек нравственно или духовно отличающийся.
Цитата:
"Толстой своим “непротивлением злу”…"
Хотела бы заметить, что «непротивление злу насилием» - это вообще-то не Л.Н.Толстой. Это Библия. Лично я не нахожу расхождений между "учением" Толстого по этому вопросу и библейскими истинами. Потому непосредственно «толстовским», в первую очередь, в своё время, отметила его мораль в отношениях между мужчиной и женщиной. Это слишком бросается в глаза, извините, особенно, если начинать не с «Войны и мира», а с «Крейцеровой сонаты» и далее «Воскресение», «Анна Каренина» и уже в «Войне и мир» вы не найдёте в себе сомнений, что основная мысль – это та самая мораль взаимоотношений между двумя людьми, но не между человеком и обществом. Только никуда не денешься, коль скоро, мораль эта затрагивает все общество. Я не буду писать более пространно. Если кто-то искал у Толстого «непротивление злу насилием», как единственную цель его творчества, то попытайтесь переосмыслить и с другой позиции.
Вот по этой причине Достоевский мне представляется человечнее (ближе к человеку) в том смысле, что совершил глубокий вход в психику человека в поисках истоков разума и духа и попытке не столько примирить добро и зло, но и дух с разумом. Иначе как расценить, например, поступок набожного, искренно верующего в царство бога и царство любви Раскольникова? Это был эксперимент перехода "за черту" или хорошо продуманное преднамеренное убийство? Я бы ответила, что это был эксперимент, возможный только как художественный замысел, но невозможный для совершения нормальным человеком. Можно было бы назвать психологией убийства, но, скорее, психологией преступления, вообще всякой попытки перехода за "черту" нравственности.
Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
  #34  
Старый 03.10.2008, 23:05
Аватар для Velstra
Velstra Velstra вне форума
Уникум форума
 
Регистрация: 25.09.2008
Сообщений: 1,588
Сказал(а) спасибо: 223
Поблагодарили 161 раз(а) в 129 сообщениях
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Татьяна Николаевна Посмотреть сообщение
Я бы ответила, что это был эксперимент, возможный только как художественный замысел, но невозможный для совершения нормальным человеком. Можно было бы назвать психологией убийства, но, скорее, психологией преступления, вообще всякой попытки перехода за "черту" нравственности.
Полностью согласна с вашими размышлениями, ведь Бог в человеке, это наличие в голове, а также в сердце закона добра, любви и красоты. Раскольников, как мы знаем, атеист. В этом смысл фамилии героя: он от бога и божьего мира откололся. И нарушил закон, переступил черту...
__________________
Времена меняются, постоянно лишь ожидание лучших времён...
Ответить с цитированием
  #35  
Старый 06.10.2008, 15:49
Valery Valery вне форума
Гость
 
Регистрация: 06.10.2008
Сообщений: 6
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 2 раз(а) в 1 сообщении
По умолчанию

Достоевский - это,безусловно,великий писатель,но я очень сомневаюсь, что олицетворять Россию может автор, ни одного из героев которого нельзя признать положительным!!! Ни на одного из персонажей которого нормальному человеку ни в коем случае не хочется быть похожим. Как Вы думаете, почему именно этот российский писатель считается первым номером на Западе, а не Толстой,не Пушкин,не Тургенев, за что его там так ценят? Да потому,что им нравится такое изображение россиян, именно такими они хотят нас с Вами видеть! Нет ребята, Вы как хотите, а я буду голосовать за что-нибудь более жизнеутверждающее.
Ответить с цитированием
  #36  
Старый 06.10.2008, 16:16
Аватар для Velstra
Velstra Velstra вне форума
Уникум форума
 
Регистрация: 25.09.2008
Сообщений: 1,588
Сказал(а) спасибо: 223
Поблагодарили 161 раз(а) в 129 сообщениях
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Valery Посмотреть сообщение
Как Вы думаете, почему именно этот российский писатель считается первым номером на Западе, а не Толстой,не Пушкин,не Тургенев, за что его там так ценят?
Дело втом, что задолго до Фрейда и до школы психоаналитиков Достоевский погружается в глубины подсознания и исследует душевную жизнь детей и подростков; он изучает психику безумцев, маньяков, фанатиков, преступников, самоубийц. О Достоевском психопатологе и криминалисте существуют специальные исследования. Но анализ его не ограничивается индивидуальной психологией: он проникает в психологию социальную - семейную, общественную, народную. Величайшие его прозрения относятся к душе народа, к метапсихическому "всеединству" человечества".
Достоевского ценят на Западе - и, надо сказать, в данном случае вполне справедливо - в первую очередь как религиозного мыслителя, как наставника жизни, как гения, принесшего какие-то драгоценные откровения в области человеческого духа.

Общеизвестно, с какой силой и проницательностью, с каким бесстрашием Достоевский открывает слепые, темные, злые глубины человеческого существа, хаос диких страстей, бушующих в человеческом сердце, и описывает их. Внимание, которое Достоевский уделяет темным и низменным началам человеческого духа, так велико, что породило довольно распространенное и доселе мнение, что Достоевский впадает здесь в неправдоподобные преувеличения (очевидно, именно на такое мнение сам Достоевский отвечает своим афоризмом, что "правда всегда неправдоподобна"), другие и доселе способны видеть в Достоевском только гениального психопатолога, проницательного изобразителя всяческих садистических и мазохических извращений. Ясно во всяком случае одно: от гуманистического оптимизма, от всякой идеализации человека Достоевский бесконечно далек. Человеческое существо, как его рисует Достоевский, есть прямая противоположность и "разумному человеку" просветительства, и "прекрасной душе" романтизма. По Достоевскому, зло, слепота, хаотичность, дисгармония не только вообще присущи человеку, но в каком-то смысле связаны с его последним, глубинным существом. Именно там, где человек в своих слепых и разрушительных страстях восстает против требований разума, против всех правил приличия и общепризнанной морали - именно там прорывается наружу, сквозь тонкую оболочку общепризнанной эмпирической реальности, подлинная онтологическая реальность человеческого духа.

Можно сказать, что Достоевскому в сущности впервые удался настоящий подлинный гуманизм - просто потому, что это есть христианский гуманизм, который во всяком, даже падшем и низменном человеке видит человека как образ Божий. Во всех прежних формах гуманизма человек должен был являться каким-то приукрашенным или принаряженным, чтобы быть предметом поклонения. Для почитания человека нужно было забыть о грубой тяжелой реальности и отдаться обманчивым иллюзиям. Напротив, гуманизм Достоевского выдерживает всякую встречу с трезвой реальностью, его ничто в мире не может поколебать. Не будет преувеличением сказать, что здесь мы имеем одно из величайших духовных достижений человеческого сознания. В наше жестокое время, когда образ человека начинает меркнуть и презрение к человеку грозит пошатнуть самые основы общежития, вера в человека может найти свою единственную опору только в том отношении к человеку, которое обрел Достоевский. Гуманизм должен либо окончательно погибнуть, либо воскреснуть в новой - и вместе с тем исконной и древней - форме - в форме христианского гуманизма, которую для современного человека открыл Достоевский.
__________________
Времена меняются, постоянно лишь ожидание лучших времён...
Ответить с цитированием
  #37  
Старый 09.10.2008, 11:01
Аватар для Вика
Вика Вика вне форума
Супер-модератор, Администратор
 
Регистрация: 20.08.2008
Адрес: Pоссия, Москва
Сообщений: 29,146
Сказал(а) спасибо: 1,252
Поблагодарили 2,206 раз(а) в 1,639 сообщениях
Отправить сообщение для Вика с помощью ICQ Отправить сообщение для Вика с помощью MSN Отправить сообщение для Вика с помощью Skype™
По умолчанию

Уважаемая *********!

Я понимаю и разделяю Ваше желание поддержать А.С.Пушкина, но, пожалуйста, пишите о нём сообщения в соответствующей теме, а не во всех темах подряд...
__________________
С уважением,
Вика
Ответить с цитированием
  #38  
Старый 09.10.2008, 11:24
Федор Родионов Федор Родионов вне форума
Прохожий
 
Регистрация: 09.10.2008
Сообщений: 10
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
По умолчанию

А почему именно Достоевский? Толстой вот не моден теперь? Интересно. Вероятно, сыграла свою роль Православная Церковь. Потому, что Толстой в своё время был отлучен от Церкви. За антицерковные высказывания. Тогда как Достоевский был более радикален и хаотичен в его высказываниях. Если их поискать. "Братья Карамазовы", Алеша, да. Но там есть у него глава "Великий Инквизитор". Очень антицерковная.
Ответить с цитированием
  #39  
Старый 09.10.2008, 11:31
Федор Родионов Федор Родионов вне форума
Прохожий
 
Регистрация: 09.10.2008
Сообщений: 10
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Татьяна Посмотреть сообщение
Достоевский - отличный психолог, читая его произведения, удивляешься - как он так точно мог передать психику человека. мотивировать его поступки, независимо от того, какой характер они несут. Я плодотворно изучаю Достоевского, и считаю, что он достоин только первого места.
Во многом, это история болезни. Ф.М. нельзя любить. Или, если можно, то так как он сам написал, отчасти автобиографично в "Записках из подполья":

Цитата:
Чем больше я сознавал о добре и о всем этом "прекрасном и высоком", тем глубже я и опускался в мою тину и тем способнее был совершенно завязнуть в ней. Но главная черта была в том, что все это как будто не случайно во мне было, а как будто ему и следовало так быть. Как будто это было мое самое нормальное состояние, а отнюдь не болезнь и не порча, так что, наконец, у меня и охота прошла бороться с этой порчей. Кончилось тем, что я чуть не поверил (а может, и в самом деле поверил), что это, пожалуй, и есть нормальное мое состояние. А сперва-то, вначале-то, сколько я муки вытерпел в этой борьбе! Я не верил, чтоб так бывало с другими, и потому всю жизнь таил это про себя как секрет. Я стыдился (даже, может быть, и теперь стыжусь); до того доходил, что ощущал какое-то тайное, ненормальное, подленькое наслажденьице возвращаться, бывало, в иную гадчайшую петербургскую ночь к себе в угол и усиленно сознавать, что вот и сегодня сделал опять гадость, что сделанного опять-таки никак не воротишь, и внутренно, тайно, грызть, грызть себя за это зубами, пилить и сосать себя до того, что горечь обращалась наконец в какую-то позорную, проклятую сладость и наконец — в решительное, серьезное наслаждение! Да, в наслаждение, в наслаждение! Я стою на том. Я потому и заговорил, что мне все хочется наверно узнать: бывают ли у других такие наслаждения?
Ответить с цитированием
  #40  
Старый 09.10.2008, 11:39
Аватар для Velstra
Velstra Velstra вне форума
Уникум форума
 
Регистрация: 25.09.2008
Сообщений: 1,588
Сказал(а) спасибо: 223
Поблагодарили 161 раз(а) в 129 сообщениях
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Федор Родионов Посмотреть сообщение
А почему именно Достоевский? Толстой вот не моден теперь? Интересно. Вероятно, сыграла свою роль Православная Церковь. Потому, что Толстой в своё время был отлучен от Церкви. За антицерковные высказывания. Тогда как Достоевский был более радикален и хаотичен в его высказываниях. Если их поискать. "Братья Карамазовы", Алеша, да. Но там есть у него глава "Великий Инквизитор". Очень антицерковная.
Думаю здесь стоит ответить на вопос: B чем главные черты Beликoгo Инквизитopa в пoнимaнии Дocтoeвcкoгo? Отторжение cвoбoды вo имя cчacmья людeй, Бoгa вo имя чeлoвeчecmвa. Этим соблазняет Beликий Инквизитop людeй, пpинyждaeт иx oткaзaтьcя oт cвoбoды, oтвpaщaeт иx oт вечности. A Xpиcтoc бoлee вceгo дopoжил cвoбoдoй, cвoбoднoй любoвью чeлoвeкa. Xpиcтoc нe тoлькo любил людeй, нo и yвaжaл иx, yтвepждaл дocтоинcтвo чeлoвeкa, пpизнaвaл зa ним cпocoбнocть дocтигнyть вeчнocти, xoтeл для людeй нe пpocтo cчacтья, a cчacтья дocтoйнoгo, coглacнoгo c выcшeй пpиpoдoй чeлoвeчecтвa, c aбcoлютным пpизвaниeм людeй. Bce этo нeнaвиcтнo дyxy Beликoгo Инквизитоpa, пpeзиpaющeгo чeлoвeкa, oтpицaющeгo eгo выcшyю пpиpoдy, eгo cпocoбнocть идти к вeчнocти и cливaтьcя c aбcoлютным, жaждyщeгo лишить людeй cвoбoды, пpинyдить иx к жaлкoмy yнизитeльнoмy cчaстью, ycтpoив иx в yдoбнoм здaнии. Он укоряет Христа: "Ты хочешь идти в мир и идешь с голыми руками, с каким-то обетом свободы, которого они, в простоте своей и прирожденном бесчинстве своем, не могут и осмыслить, которого боятся они и страшатся, - ибо ничего и никогда не было для человека и для человеческого общества невыносимее свободы! А видишь ли сии камни в этой нагой раскаленной пустыне? Обрати их в хлебы, и за тобой побежит человечество как стадо, благодарное и послушное, хотя и вечно трепещущее, что ты отымешь руку свою, и прекратятся им хлебы твои". Но ты не захотел лишить человека свободы и отверг предложение, ибо какая же свобода, рассудил ты, если послушание куплено хлебами?" То понимание свободы, которое с такой силой отвергает Великий Инквизитор, есть поистине самое высокое проникновение в тайну свободы, открывшуюся во Христе: никто в этом не стоит выше Достоевского. Но и всю проблематику свободы никто не раскрывает с такой силой, как Достоевский. Можно сказать, что никто—ни до, ни после Достоевского—не достигал такой глубины, как он, в анализе движений добра и зла, то есть в анализе моральной психологии человека. Вера в человека у Достоевского покоится не на сентиментальном воспевании человека,—она, наоборот, торжествует именно при погружении в самые темные движения человеческой души.

Известен тезис: "Господь есть дух; а где Дух Господень, там свобода" И Иисус, и Инквизитор видят взаимосвязь свободы и счастья. Но если Христос предлагает свободу людям для того, чтоб стать счастливыми, то Инквизитор придерживается совсем иного мнения. "Он именно ставит в заслугу себе и своим, что наконец-то они побороли свободу, и сделали так для того, чтобы сделать людей счастливыми," - как говорит Иван Карамазов. Beликий Инквизитop xoчeт cнять c чeлoвeкa бpeмя cвoбoды, пocлeднeй peлигиoзнoй cвoбoды выбopa, oбoльщaeт чeлoвeкa cпoкoйcтвиeм. Oн cyлит людям cчacтьe, нo пpeждe вceгo пpeзиpaeт людeй, тaк кaк нe вepит, чтo oни в cилax вынecти бpeмя cвoбoды, чтo oни дocтoйны вeчнocти. Beликий Инквизитop yкopяeт Xpиcтa, чтo Toт «пocтyпил, кaк бы и нe любя» людeй, любит людeй oн, Beликий Инквизитop, тaк кaк ycтpaивaeт иx жизнь, oтвepгayв для ниx, cлaбocильныx и жaлкиx, «вce, что ecть нeoбычaйнoгo, гaдaтeльнoгo и нeoпpeдeлeннoгo». И coвpeмeннaя peлигия пoзитивизмa и aтeизмa, peлигия чeлoвeчecкoгo caмooбoгoтвopeния тoжe oтвepгaeт вce, что ecть «нeoбычaйнoгo, гaдaтeльнoгo и нeoпpeдeлeннoгo», тожe гopдитcя cвoeй любoвью к людям и oткaзывaeт в пpaвe любить тeм, ктo нaпoминaeт o «нeoбычaйнoм», o выcшeй cвoбoдe, o cвepxчeлoвeчecкoм. Peлигaя тoлькo чeлoвeчecкoгo, peлигия зeмногo, oгpaничeннoгo блaгa людeй ecть coблaзн Beликoгo Инквизитopa, ecть пpeдaтeльcтвo, oткaз oт cвoeй cвoбoды и cвoeгo нaзнaчeния. Люди пoвepили, чтo oни cтaнyт cвoбoдными, кoгда пpизнaют ceбя пpoдyктoм необходимости. Oбoльщaeт Beликий Инквизитop тpeмя иcкyшeниями, тeми caмыми иcкyшeниями, кoтopыми coблaзнял Xpиcтa дьявoл в пycтынe и кoтopыe oтвepг Xpиcтoc вo имя cвoбoды, Цapcтвa Бoжьeгo и xлeбa нeбecнoгo. Один из исследователей творчества Ф.М.Достоевского, автор шеститомного труда "Православие и русская литература" М.М.Дунаев пишет в статье "Вера в горниле сомнений": Ответ на вопрос: "Как избыть зло?" - отыскивается человеческим рассудком давно <…> решение логически безупречно: если источник зла свободная воля человека, то этой свободы его надобно лишить. Такова идея Великого Инквизитора, сочиненного тем же Иваном Карамазовым.

Можно предположить, что в поэме о Великом инквизиторе Ф.М.Достоевский показывает нам "спор" двух мировоззрений: атеистического и христианского (совершенно не важно католицизм это или православие). Еще в Сибири Достоевский лично осознал как главный и трагический конфликт века - борьбу между жаждой веры и неверием: "…я - дитя века, дитя неверия и сомнения до сих пор и даже (я знаю это) до гробовой крышки. Каких страшных мучений стоила и стоит мне теперь эта жажда верить, которая тем сильнее в душе моей, чем более во мне доводов противных". Этими трагическими сомнениями, метаниями между верой и бунтом против Бога и "мира, им созданного", Достоевский наделил почти всех своих героев-идеологов, но наивысшего эмоционально-философского напряжения, вселенского масштаба они достигают в 5-й книге "Братьев Карамазовых", "Pro и contra" - главе "Бунт" и "поэмке" Ивана о Великом Инквизиторе. Полемизируя с либеральными критиками романа, Достоевский утверждал, что им "и не снилось такой силы отрицания Бога, какое положено в Инквизиторе и в предшествовавшей главе, которому ответом служит весь роман". "И в Европе такой силы атеистических выражений нет и не было <…> через большое горнило сомнений моя осанна прошла, как говорит у меня же, в том же романе черт". С другой стороны, сердце Ивана, не воспринимающего “живого” Бога и полагающегося лишь на опыт просвещенной Европы рвется ко Христу, преодолевшему через Голгофу этот путь и познавшему конечное воссоединение с Богом-отцом. Так, вторгаясь в художественную ткань, библейский сюжет создает оригинальный прецедент решения важных философских вопросов романа и одновременно раскрывает суть образа одного из главных героев.
__________________
Времена меняются, постоянно лишь ожидание лучших времён...
Ответить с цитированием
Ответ

Закладки

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

2011 год 2012 год 2013 год

Часовой пояс GMT +4, время: 02:03.


Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Яндекс цитирования CY-PR.com