ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРУМ

Вернуться   ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРУМ "МИР ИСТОРИИ" > Проект «Имя Россия» > СМИ о проекте

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 08.11.2009, 14:45
Аватар для Вика
Вика Вика вне форума
Супер-модератор, Администратор
 
Регистрация: 20.08.2008
Адрес: Pоссия, Москва
Сообщений: 31,049
Сказал(а) спасибо: 1,494
Поблагодарили 2,854 раз(а) в 2,232 сообщениях
Отправить сообщение для Вика с помощью ICQ Отправить сообщение для Вика с помощью MSN Отправить сообщение для Вика с помощью Skype™
По умолчанию Красные и белые в телеэфире



В России, впрочем, как и в других странах, история ныне чрезвычайно политизирована, как бы ни желали некоторые убедить общественность в том, что внимание к истории – признак отсталости. Вопрос, как трактовать те или иные исторические события, приобретает все большую актуальность. И не последнюю роль актуализации трактовки истории играет телевидение, с высокой частотой выдающее "исторический продукт", которой едва ли можно таковым назвать.

Фильмы о гражданской войне становятся популярны на нашем телевидении. И первый, и второй каналы соревнуются в прайм-тайм "Адмиралом" и "Исаевым". Хотелось бы обратить особое внимание на последний фильм, который дает нам достаточно редкий в сегодняшнем кинематографе взгляд на гражданскую войну, так сказать, со стороны красных, в то время как модной стала "белая сторона" (что мы и имеем в «Адмирале»).

Адмирал Хабенский

По сравнению с киноверсией телесериал «Адмиралъ» в чем-то выигрывает. Выигрывает он в том, что в послереволюционных сериях гораздо более внятно показан Колчак как верховный правитель. Зрителю легко убедиться, что хороший морской командир и великолепный любовник, показанный в фильме почти идеальным героем, рыцарем без страха и упрека, в роли военно-политического руководителя великой державы оказался полным банкротом, взявшись не за свое дело из-за ложно понятого долга перед Россией.

Здесь, как ни странно, злую шутку с Константином Хабенским сыграло то, что актер он в общем-то сериальный. В киноверсии «Адмирала» в качестве героя-любовника Колчака актер смотрится неплохо. Как талантливый моряк – немного хуже. А вот в качестве верховного правителя мы Колчака видели очень мало.

Теперь же в сериале Хабенский в роли верховного правителя выглядит растерянным как гимназист-приготовишка. Мы-то знаем, что верховным правителем Колчак был плохим, но растерянным мальчишкой не выглядел никогда, хотя не любившие его представители союзников и называли его «истеричной бабой». Однако все герои «Адмирала» - положительные. Отрицательная лишь революционная стихия, которая их сметает.

Что же касается дореволюционного периода жизни Колчака, то в сериале он сверх всякой меры растянут и пересахарен. Приторные картинки офицерских балов и беззаботных загородных прогулок в белоснежных кителях способны вызвать скорее раздражение, чем умиление. Начинаешь понимать балтийских матросов, которые в феврале 17-го вдохновенно поднимали на штыки и топили в море отцов-командиров в Гельсингфорсе и Кронштадте.

Не согласуется с первоисточником

Зато сериал «Исаев» дает нам, повторяю, взгляд на гражданскую войну со стороны красных. Авторы фильма достаточно точно следуют за романами Юлиана Семенова «Бриллианты для диктатуры пролетариата» и «Пароль не нужен», по которым еще в советское время были сняты довольно неплохие фильмы. Между тем, акценты сегодня, разумеется, несколько смещены, по сравнению с тем, как это было в семеновских романах.

В первой части сериала про «молодого Штирлица», где речь идет о хищениях бриллиантов, на которые должен закупаться хлеб для голодающих, главный герой был показан рефлектирующим интеллигентом, все еще делающим мучительный выбор между «хорошими» красными и «плохими» белыми. И это при том, что «плохих» красных, будь то ворующие ответственные совпартработники или звери-чекисты, в этой части фильма было предостаточно.

Эта рефлексия Исаева с первоисточником не слишком-то согласуется. Ведь у Юлиана Семенова Исаев как раз безоговорочно убежден в правоте коммунистических идей, и ради этого готов рисковать жизнью и губить тех, кто этим идеям противостоит. Данное несоответствие почти полностью исчезает во второй части сериала, где рассказывается о завершении гражданской войны на Дальнем Востоке, Исаев Даниила Страхова уже не сомневается в исторической правоте большевиков, а рефлексия, если и проявляется, то связана с достаточно традиционным противоречием между любовью и долгом. Теперь все, кто сражается на стороне большевиков, фактически выступают с позиций национал-коммунизма, что во многом, как кажется, совпадало и с позицией самого Юлиана Семенова.

Пропаганда, агитация и русские

Белые в данном случае – не более чем японские марионетки, причем вроде как, будучи людьми неглупыми, сами это хорошо сознают, но продолжают почему-то бороться за безнадежное и вредное для России дело. Для того чтобы подчеркнуть это, автор романа, а вслед за ним создатели «Исаева» роль японцев значительно преувеличивают. Красные же выглядят единственной организующей силой, способной не только побороть анархию внутри России, но и противостоять экспансии других держав.

Олицетворением этой силы выступает Василий Блюхер, которого превосходно играет Константин Лавроненко, значительно переигрывая Николая Губенко в советском фильме. Его Блюхер суров, беспощаден, но человечен. А вот Андрей Смоляков в роли комиссара Постышева на фоне великолепного Блюхера просто теряется. Да и вообще функция Постышева непонятна. Присматривать за благонадежностью Блюхера, большевика с дореволюционным стажем, вроде бы нет нужды.

Что же касается пропаганды и агитации, то Блюхер в фильме и сам превосходный агитатор. Кстати, в «Адмирале» Колчак утверждает, что его армию погубили большевистские агитаторы, а сам он подобную агитацию не вел, поскольку не мог обещать того, что не мог исполнить. Авторов фильма такое объяснение вполне устраивает, хотя все-таки, наверное, надо спросить, почему народ был так восприимчив к большевистской агитации?

Чтобы подчеркнуть, что главное для большевиков – победить не столько белых, сколько анархию, авторы фильма немножко поправили Юлиана Семенова. У писателя отца главного героя убивают еще в романе «Бриллианты для диктатуры пролетариата», причем делают это белогвардейцы. В фильме убийство перенесено во вторую часть, и Владимир Владимиров гибнет от рук анархистов, занявших Николаевск-на-Амуре. И, конечно, на национал-коммунистическую идею фильма работает одна из заключительных сцен фильма, когда красные подбирают убитых на поле боя у Волочаевки, и пытаются отделить своих и чужих, Блюхер решительно заявляет, что все убитые – русские люди.
__________________
С уважением,
Вика
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 08.11.2009, 14:47
Аватар для Вика
Вика Вика вне форума
Супер-модератор, Администратор
 
Регистрация: 20.08.2008
Адрес: Pоссия, Москва
Сообщений: 31,049
Сказал(а) спасибо: 1,494
Поблагодарили 2,854 раз(а) в 2,232 сообщениях
Отправить сообщение для Вика с помощью ICQ Отправить сообщение для Вика с помощью MSN Отправить сообщение для Вика с помощью Skype™
По умолчанию

Историческая неправда

Несуразности в фильме тоже есть. Александр Пороховщиков замечательно играет генерала Викторина Молчанова – старого, опытного, умудренного жизнью воина. Но реальному-то Молчанову в феврале 1922 года было всего-то 35 лет. Он прожил долгую жизнь, пережив всех исторических героев фильма, и умер в 1975 году в далеком Сан-Франциско. А Первую мировую войну он закончил всего лишь подполковником, командиром саперного батальона. Каким образом на Дальнем Востоке у него оказывается масса сослуживцев среди офицеров и генералов, в гражданской войне ранее не участвовавших? Да и само привлечение массы таких офицеров в Красную Армию на исходе гражданской войны вызывает некоторые сомнения. К тому времени все уже определились со своими симпатиями и антипатиями. Но для воплощения национал-коммунистической идеи Семенову и авторам «Исаева» надо было показать, как важно было дать большевикам опытные и лояльные кадры.

Бегство белых из Владивостока, когда Исаев отбывает в Шанхай на последнем пароходе, позаимствовано прежде всего из фильмов «Служили два товарища» и «Бег», где показан врангелевский Севастополь. Из «Двух товарищей» позаимствована и сцена венчания героев перед бегством. В «Исаеве» вся сцена бегства смотрится затасканной и ненужной цитатой. И также противоречит исторической истине, как и соответствующие сцены из двух упомянутых советских фильмов. Врангелевцы из Севастополя в панике не бежали. Погрузились все, кто хотел уехать.

И последний пароход отошел на Босфор за сутки до того, как в Севастополь вступили передовые части Красной Армии. И во Владивостоке не было никакого панического бегства белых, тем более летом 1922 года. Тогда Владивосток покинули братья Меркуловы, и их сменил генерал Михаил Дитерихс. Советские же войска подошли к Владивостоку только в октябре, причем японские военные покинули город только тогда, когда убедились, что его покинули последние беженцы.

И когда вместе с Меркуловыми эвакуируют портрет Николая II, что висел в кабинете Спиридона Дионисьевича, это тоже относится к режиссерским и сценаристским фантазиям. Братья Меркуловы, в отличие от Дитерихса, монархистами не были.

В «Исаеве» японцы активно помогают армии генерала Молчанова вооружением и боеприпасами, а Максим Максимович даже подсказывает подпольщикам, как выводить из строя поставляемые белым японские танки – примерно по методу, каким Виктор Шкловский в Киеве в 1918 года выводил из строя гетманские броневики. Комизм ситуации состоит в том, что танков в японской армии в 1922 году вообще не было. Они появились только в 1927 году. Еще забавнее, что в деле срыва японских поставок оружия ему помогает чекист Марейкис (судя по фамилии – литовец), работающий во Владивостоке под видом корейца Чена. Как такое возможно, в свое время только не объяснил толком ни сам Юлиан Семенов, ни авторы фильма. Это примерно тоже, как если бы Исаев выдавал себя за негра.

Кстати, Марейкис-Чен, как признается в фильме, тоже палач, в своем чекистском прошлом не уступающим палачу Гиацинтову, но Чен нам показан истерзанным, плачущим, и сочувствие вызывает он, а не самодовольный Гиацинтов.

Еще несуразностей? Пожалуйста

Борис Каморзин играет полковника Гиацинтова в стиле группенфюрера Мюллера из «Семнадцати мгновений», но герой выглядит глуповато. С советским исполнителем роли Гиацинтова – Владимиром Салоповым не сравнить. Тот играл действительно достойного противника, не чуждого убеждений. Новый же Гиацинтов – глуповатый циник. Между прочим, реальный полковник Эраст Николаевич Гиацинтов существовал, только он воевал не на Дальнем Востоке, а в армии Деникина и Врангеля, а потом благополучно эмигрировал на Балканы, служил во Французском Иностранном легионе, а после Второй мировой войны переехал в США.

Японцы отнюдь не так всесторонне и безоговорочно поддерживали белых в Приморье, как это показано в «Исаеве». Русский посланник в Токио Дмитрий Абрикосов вспоминал, как летом 1921 года японский посланник при белых правительствах в Харбине граф Мацудайра Цунео сообщил ему, что «Белое дело в Сибири безнадежно проиграно и японское правительство решило отозвать свои войска. Что же касается правительства Меркулова, то здесь его никто не воспринимал всерьез».

Японцы поддерживали правительство Меркуловых только для того, чтобы иметь рычаг давления на Москву в ходе переговоров об урегулировании на Дальнем Востоке. Армию Приамурского правительства они снабжали полулегально и очень дозировано. Вернее японцы смотрели сквозь пальцы на то, что брат премьера Николай Меркулов за наличные покупал у японских офицеров конфискованное русское оружие, и доставлял его во Владивосток. Вскоре после взятия Хабаровска войсками Молчанова этот канал снабжения японцы перекрыли, и наступили провальные для белых Волочаевские дни, показанные в фильме.

А в Штирлица Исаев превращается только в последних кадрах фильма. Вместо того, чтобы вернуться в Москву и после трехлетней разлуки встретиться с любимой женой Сашенькой, его направляют в Берлин с паспортом на имя Макса Отто Штрилица. Это уже из позднего рассказа Семенова «Нежность». Логики тут особой нет. Чекисты не то чтобы были особыми гуманистами, но о собственных резидентах-нелегалах все-таки заботились, и короткие отпуска на родину все же предоставляли (если резидент жил за кордоном без семьи), иначе беднягам действительно грозило сумасшествие или нервное истощение, что и происходит с героем фильма.

Подобное издевательство над здравым смыслом писателю и авторам фильма понадобилось для того, чтобы показать, в каких муках рождался из Исаева Штирлиц. Вообще весь эпилог фильма, начиная от бегства белых из Владивостока и кончая превращением Исаева в Штирлица, выглядит нехудожественным, искусственным, и с тем образом Исаева, который мы видим во второй части сериала, в фильме «Пароль не нужен», никак не вяжется.

Само возвращение Максима Максимовича во Владивосток после поимки и убийства Гиацинтова выглядит в фильме уж очень неправдоподобным. В романе мотивировка возвращения немного убедительней, да и там остается вероятность, что Гиацинтова не убили, а отправили за линию фронта. После гибели полковника его подчиненные, знавшие о подозрениях против Исаева, вернее всего, прикончили бы журналиста «при попытке к бегству». И уж если Гиацинтов был уверен, что Исаев – советский шпион, то не стал бы затевать канитель с охотой, а просто прикончил бы его на всякий случай, свалив убийство на уголовников.

Сухой остаток

Думаю, что сейчас нелепо ставить вопрос, за красных ты или за белых. Ведь гражданская война давно отгремела, и ее реалии в современность при всем желании не перенесешь. Хотя, как показывают опросы, белым сегодня симпатизирует вдвое больше людей, чем красным. В этом, возможно, одна из причин того, что «Адмирала» смотрит более широкая аудитория, чем «Исаева».

Но главная причина разницы рейтингов двух сериалов все же в том, что историческая мелодрама, созданная по всем законам сериального жанра, всегда имеет больше успеха у зрителей, чем исторический детектив со сложными, неоднозначными героями, вполне основательно претендующий на то, чтобы считаться серьезным фильмом.

Пожалуй, зрители смотрят сегодня сериалы о гражданской войне, отнюдь не воспринимая их как фильмы о реальных исторических событиях, пусть и довольно далекого прошлого. Ведь когда выходили советские экранизации романов Семенова, от эпохи Гражданской войны нас отделяло не более полувека, и если не сами зрители, то их деды еще были современниками и участниками «той далекой гражданской».

Сегодня историческая дистанция составляет почти век, и очевидцев и участников не осталось. Гражданская война для массового сознания – это еще не «звездные войны», но уже и не то же самое, что Великая Отечественная, по-прежнему присутствующая в актуальной исторической памяти нации.

Потому-то и вопрос – за красных или за белых – неактуален. Большинство зрителей – и не за красных и не за белых. И воспринимает из исторических сериалов помимо хорошей игры актеров и перипетий сюжета только самые общие идеи вроде торжества добра над злом, любви – над ненавистью...

Из сериала «Исаев», по замыслу его создателей, зрители должны вынести идею национального единства, несмотря на все существующие противоречия и пролитую в прошлом кровь. И та концепция «национал-коммунизма», которая заложена в сериале «Исаев», для такого единения оказывается пригодной.

"Русский Журнал"
__________________
С уважением,
Вика
Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Ответ

Закладки

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

2011 год 2012 год 2013 год

Часовой пояс GMT +4, время: 07:44.


Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Яндекс цитирования CY-PR.com