Показать сообщение отдельно
  #6177  
Старый 05.03.2010, 13:16
<<< <<< вне форума
Guest
 
Регистрация: 06.03.2009
Сообщений: 0
Сказал(а) спасибо: 90
Поблагодарили 416 раз(а) в 210 сообщениях
По умолчанию

Государственность есть форма существования народа в истории. Поэтому никакой такой отдельной победы народа без или тем более вопреки государственности и государства никогда не было и быть не может. А государственность при этом в России всегда, в конечном счёте, представлена в личности. Христианство на Руси было принято не абстрактным отдельным народом, якобы гуляющим — как та известная кошка — самим по себе, без государственности и лидера, — а князем святым Владимиром (Красное Солнышко). Мамая разгромило на Куликовом поле не войско вообще, а дружина под руководством князя Дмитрия Донского. Казань взяли не отряды дворянского конного ополчения и стрельцов, а единое войско во главе с царём Иваном Грозным. И нацистскую Германию разгромил не обезглавленный некий «народ», а народ, армия и военачальники под руководством Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина.

Вообще, поддаваться соблазну отделить «хороший народ» от «плохого Сталина» — значит, продемонстрировать не только странные воззрения на устройство исторических организмов, но и совершить грубую методологическую ошибку. Дело в том, что признавать саму законность вопроса типа — кто, мол, победил в войне, Сталин или народ? — означает допускать правомерность существования в истории некоего отдельного, независимого от государства «народа».

Эта ошибка столь же чудовищная, как и та, что совершают иногда больные на голову «психологи», которые задают в школах младшим школьникам в «тестах» вопрос: «Вы кого больше любите: маму или папу?».

Государственность, представленная в государстве и лидере, не может существовать отдельно от народа. Но и наоборот, народ не может существовать отдельно от государственности, поскольку государственность есть способ существования народа в истории. Разделять и разводить народ и государственность, народ и лидера является неправомерным и откровенно вредным – точно так же, как разделение в сознании ребёнка мамы и папы дядями и тётями со стороны.

Системной единицей любого анализа при ответе на вопрос, почему СССР–Россия выстоял и победил в той Великой войне, является единство народа и государства в лице его руководителя Иосифа Виссарионовича Сталина (http://www.rosbalt.ru/2005/03/05/198876.html). Вот если бы мы проиграли, то тогда ещё можно было бы попробовать исследовать отдельно руководство страны и народ. Но победа в такой тяжелейшей, невиданной и фактически религиозной войне принципиально невозможна вопреки руководству и лидеру победившей страны.

Лучшим свидетельством единства Сталина и народа является ясное понимание и публичное признание самим Сталиным того факта, что в той войне «руководящей силой Советского Союза среди всех народов нашей страны» был русский народ — именно за него он и поднял свой знаменитый тост 24 мая 1945 года на приёме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии: «Товарищи, разрешите мне поднять ещё один, последний тост. Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа, и прежде всего русского народа…».

Подобные тосты рождает величие невиданной трагедии, в которой руководство страны и народ сумели стать и оставаться едиными. Мордоделами из Кремля подобное не выдумывается.

Более того, Сталин и оказался Сталиным, первым мировым политиком XX века, поскольку мыслил себя исключительно вместе с народом и функцией народа. Обратите внимание на это «МЫ» в его «Обращении к народу» 2 сентября 1945 года: «Наш советский народ не жалел сил и труда во имя победы. Мы пережили тяжёлые годы. Но теперь каждый из нас может сказать: мы победили. Отныне мы можем считать нашу Отчизну избавленной от угрозы немецкого нашествия на западе и японского нашествия на востоке. Наступил долгожданный мир для народов всего мира» («Правда», 3 сентября 1945 года).

И более чем показательно совсем уже личное отождествление себя и народа из того же «Обращения»: «Но поражение русских войск в 1904 году в период русско–японской войны оставило в сознании народа тяжёлые воспоминания. Оно легло на нашу страну чёрным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно будет ликвидировано. Сорок лет ждали мы, люди старого поколения, этого дня. И вот этот день наступил. Сегодня Япония признала себя побеждённой и подписала акт безоговорочной капитуляции».

Вот он, корень Победы и единства Сталина и народа: «Сорок лет ждали мы, люди старого поколения, этого дня…».

К сожалению, отлуп, используя чрезвычайно подходящее здесь слово из лексикона деда Щукаря, который Махмут Ахметович Гареев дал Познеру, стал лишь одним из миллиона тиражируемых СМИ моментов последних перед юбилеем Победы месяцев.

Преобладающее же место в гигантских информационных потоках занимает мнение тех, кто считает, в отличие от М.А. Гареева, противопоставление «Сталина» и «народа» серьёзным и состоятельным.

Впрочем, вся эта интеллектуальная «бомба», связанная с отождествлением Сталина с Гитлером, коммунизма с нацизмом и, главное, с разведением «народа» и «тирана Сталина» давно и тщательно готовилась и ныне представлена в миллиардах страниц газет и монографий, в триллионах видеокадров (см. мою статью «Великая Победа в Великой войне» — www.kroupnov.ru/5/239_1.shtml).

По существу, у деградирующей страны с бездарными лидерами, начиная с Горбачёва, украдена, полностью переписана и экспроприирована история. И английский историк Кэтрин Меридэйл имеет все основания для того, чтобы заявить немецкой газете «Sueddeutsche Zeitung» в апреле этого года: «История России стала вотчиной американцев: они нанимают российских профессоров, которые не могут прожить на свое жалованье, чтобы те занимались исследованием архивов. Именно американская интерпретация будет доминировать в будущем образе российской истории. Это исключительно мирная экспроприация, лишающая нацию собственной истории» (http://www.inosmi.ru/translation/219121.html).
Ответить с цитированием