Показать сообщение отдельно
  #40  
Старый 03.03.2010, 11:03
Аватар для Вика
Вика Вика вне форума
Супер-модератор, Администратор
 
Регистрация: 20.08.2008
Адрес: Pоссия, Москва
Сообщений: 31,049
Сказал(а) спасибо: 1,494
Поблагодарили 2,854 раз(а) в 2,232 сообщениях
Отправить сообщение для Вика с помощью ICQ Отправить сообщение для Вика с помощью MSN Отправить сообщение для Вика с помощью Skype™
По умолчанию

Отрефлексированная жизнь

РГ: Сергей Леонидович, заступив на пост, формулировал в интервью "РГ" некоторые принципы. Скажем, 100 миллионов смотрят "Кармелиту", и один миллион - "Подстрочник". И в принципе сегодня телевидение, как считает главный редактор телеканала "Культура", это общий знаменатель, который держит, объединяет Россию. Когда Дмитрий Сергеевич Лихачев сидел в тюрьме, вся камера, в которой он сидел, заговорила по-итальянски. А соседняя камера "ботала по фене". Поэтому так важно, "кто сидит в камере". Поэтому может у нас такое завышенное ожидание от телеканала "Культура". Поэтому признательность за появление документального кино, сериала "Черчилль".

Шумаков: Я хотел бы предостеречь Вас от подобного рода аналогий. Они очень коварны…

Юрий Богомолов: Я хотел бы сразу подхватить мысль Виталия Манского по поводу того, что можно еще предложить той культурной аудитории, которая чего-то ждет. Мы смотрим "Подстрочник", а я знаю, что лежит уже много лет сериал Майи Меркель про первого президента Российской академии наук Екатерину Дашкову. Она показала один фрагмент, и это не просто просветительский фильм. Там есть материя кино.

Вот говорят, если есть интересный человек, проживший сложную жизнь, то достаточно поставить камеру и снять его рассказ. Это не так. Очень много есть людей, которые прожили сложную жизнь. Очень немногие ее отрефлексировали. Особенность и уникальность "Подстрочника" в том, что нам показали человека, который не просто вспомнил череду событий в своей жизни, а который всю жизнь себя осознавал, отдавал отчет, что с ним и внутри него происходит.

Одно воспоминание о том, что она, Лилианна, все время чувствовала себя ребенком своей мамы, а в какой-то момент вдруг почувствовала, что мама - это ее ребенок. Момент воспоминаний об отношениях с отцом. Все было внешне в порядке, но она понимала и сознавала, что не отдает тех душевных сил, которые хотел бы чувствовать отец. И она себя корит этим всю жизнь. И корит, что оставила свою маму там, в глубинке, а сама поехала в Москву.

В чем обаяние "Подстрочника"? И почему мы видим такой простой видеоряд, а вместе с тем все время находимся в состоянии внутреннего напряжения, не в силах оторваться от этого процесса. Этот документальный фильм в известной степени художественный. И не случайно Олег Дорман по профессии - не документалист, а режиссер художественного кино. Поэтому "Подстрочник" - это тот особенный специфический фильм, у которого трудно определить формат.



Лилианна Лунгина в Москве

Важно и то, как "Подстрочник" вступает во взаимодействие с контекстом нашей жизни и телевизионного репертуара. Не случайно его соединили в сетке вещания с "Очарованием зла". И со "Школой", которая идет на Первом канале. Лунгина рассказывает про свою школу и про другое зло. Посмотрите, какая драма: ее одноклассники живут своей полной юношеской душевной жизнью. А из этой жизни, из этой школы выдергивают родителей этих детишек. Их куда-то отсылают, их отстреливают, они сжимаются, пытаются сопротивляться. Это сопротивление очарованию зла. И вместе с тем, с другой стороны, современная школа, где зло растворено. Там оно внешнее по отношению к этим молодым душам. А здесь оно внутри разъедает неокрепшие души. И лишь тогда возникает ощущение того, что фильм не просто смотрится, он работает.

Лунгина - это российский Пруст конца XX века

РГ: От фильма Дормана пошли большие круги. Вы получили ожидаемую зрительскую реакцию?

Шумаков: Я прежде всего хотел бы поблагодарить Юрия Богомолова за то, что он так сразу угадал болевую точку "Подстрочника". Я очень давно живу с этим фильмом, и обостренный интерес к нему у меня уже пропал. Но постоянно возрастает мой интерес к тому, как фильм смотрят и как его обсуждают.

Я возьму сейчас самые крайние, но показательные точки зрения. Одна из них звучит так: "Ну и что, в нашей стране с такой трагичной, непредсказуемой историей тысячи героев. А выбрали Лунгину. Неужели другой не нашлось?" И это говорят просвещенные люди. Они искренне убеждены, что мы живем в стране, в которой каждый день огромное количество граждан в разном возрасте готовы вот так тщательно, подробно восстанавливать жизнь страны, своих соседей, близких. Наконец, быть такой беспощадной к себе и ко времен. Они не видят или не хотят видеть, что "интеллектуальное мужество" заключается не в смелом выкрике, а в детальной, изматывающей работе человеческой памяти. Мне стыдно, но я иногда с трудом могу вспомить, что мне говорили два часа назад. А здесь Жизнь и Судьба…
Возможно поэтому мне Лунгина представляется этаким русским Прустом конца XX века..

Сейчас так осмыслить собственную жизнь не сможет в нашей стране никто. Потому что даже когда мы пытаемся посмотреть на свою собственную жизнь художественно, так обязательно получается какая-нибудь гадость! А ведь Лунгина говорит в "Подстрочнике" о вещах, о которых не всякая приличная женщина даже упомянуть решится. О таких сложных и нечеловечески драматических ситуациях в жизни женщины, матери… И при этом она безупречна. Вот в чем чудо.

Картина для меня уникальна не как телевизионный проект и не как документальное кино. Это потрясающий социальный тест, после которого мы можем себе позволить роскошь все-таки спросить: а кто мы такие? И я думаю, что ответ будет очень грустный.

Богомолов: Лилианна Лунгина - это знаменитое поколение ИФЛИ (Институт философии, литературы и истории), которое, к счастью, получило посыл от старой интеллигенции и сохранило его на всю жизнь. Оно было альтернативным. Я работаю в Институте истории искусств в Козицком переулке. В нем же трудится мой коллега, замечательный ученый Георгий Степанович Кнабе, которого упоминает Лилианна. Она в своем рассказе его называет Юрочкой. Ему 92 или 93 года, но при таком почтенном возрасте он удивительно ясно мыслит! Полиглот, владеет двадцатью языками. На вопрос, как это возможно, отвечает: "Надо только первые три четыре языка одолеть, дальше -- само пойдет". Я думаю: вот его отрефлексированная "под телекамеру жизнь тоже могла бы стать подстрочником к той эпохе, что позади.

Теперь по поводу Лунгиной. Вы представьте, как человек приехал с Запада, свободный, достигший внутренней независимости, и вот он погружен в реальность, в которой все маршировали, и где был принят хоровой принцип отношения ко всему. И как она сосуществовала с этим, как она сумела сохранить себя. Вот это самое поразительное.

Лысенко: Если можно, одну реплику по поводу ИФЛИ. Ведь это абсолютная загадка. Что такое ИФЛИ? Мой отец учился на рабфаке. И, когда я смотрю его альбом, я вижу тех, кто ему преподавал. Это были действительные статские советники, профессора Московского корпуса инженеров путей сообщения. И в этом было чудо поколения ИФЛИ.

Шумаков: Конечно, проблема-то не в одичании молодых людей, а в том, кто их учит. Можно вспомнить Карла Маркса, который утверждал: проблема в том, кто учит учителей.

Лысенко: Мне повезло в жизни. Помню, мы снимали фильм о миллиардере из Панамы - Иосифе Розеле. В годы войны он был отбойщиком - забойщиком - на шахте. Ударник труда сталинского призыва. А жена его была студенткой ИФЛИ, попавшей в плен. И вот сидели мы с ней и разговаривали. Она мне рассказывала о ИФЛИ: помнила все фамилии своих преподавателей, собирала все их книги, сложившиеся со временем в настоящую библиотеку.

А вот сегодняшние профессионалы даже не замечают своих элементарных ошибок в русском языке. Вот в чем трагедия. То же самое и в школе. Я недавно пересмотрел "Доживем до понедельника": "хочут, ложут…". Такие ошибки в то время казались ужасом. Так ли сегодня?
__________________
С уважением,
Вика
Ответить с цитированием