Показать сообщение отдельно
  #3  
Старый 15.07.2009, 12:39
Аватар для Вика
Вика Вика вне форума
Супер-модератор, Администратор
 
Регистрация: 20.08.2008
Адрес: Pоссия, Москва
Сообщений: 31,049
Сказал(а) спасибо: 1,494
Поблагодарили 2,854 раз(а) в 2,232 сообщениях
Отправить сообщение для Вика с помощью ICQ Отправить сообщение для Вика с помощью MSN Отправить сообщение для Вика с помощью Skype™
По умолчанию

А.ЗУЙКОВ: А метрополитену тоже будем возвращать историческое название?

Ю.БОНДАРЕНКО: нет.

А.ЗУЙКОВ: А почему – нет?

Ю.БОНДАРЕНКО: Что касается метрополитена, станций метро в Москве – речь об этом?

С.БУНТМАН: Нет, метрополитен был построен и получил имя Кагановича – того, кто его построил на самом деле.

Ю.БОНДАРЕНКО: Ну, давайте назовем наземный транспорт имени такого-то, воздух имени такого-то, - ну, это просто советская глупость.

А.ЗУЙКОВ: Почему? А аэропорт имени Шарля де Голля?

Ю.БОНДАРЕНКО: Аэропорт и метрополитен - вещи разные.

А.МЕЛАДЗЕ: Алексей, предприниматель. Я, конечно, не могу сказать, что я голословно против – где-то частями – да. Вот сейчас я вас слушаю – вернуть дореволюционные называния. А как же быть с тем поколением, которые были после 17-го года? Это целое поколение, и не одно поколение. И многие названия – это тоже историческая память этих людей, которые жили после 17 года. Референдум - конечно, - это очень дорогостоящее дело, да любое дело, даже переименование одной улицы – это экономически очень тяжелый труд, кто бы это ни говорил. Я сам занимаюсь табличками, знаю. Поэтому для людей, которые знают историю и понимают – может быть это и правильно. Но, в общем, это надо объяснять. И это очень трудно объяснять. Вернуть дореволюционные названия? Может быть, сперва начать одиозные переименовывать? Например, мой пример – я живу на улице Вторая Квесицкая.

С.БУНТМАН: Какая?

А.МЕЛАДЗЕ: Вторая Квесицкая.

Ю.БОНДАРЕНКО: По-моему, историческое название Вторая Церковная.

А.МЕЛАДЗЕ: Кто-нибудь знает Юлиуса Карловича Квесиса?

Ю.БОНДАРЕНКО: Латышский стрелок.

А.МЕЛАДЗЕ: Да никакой он не латышский стрелок.

С.БУНТМАН: А кто он? Я не знаю.

А.МЕЛАДЗЕ: Он в 17-м году погиб при штурме Красной площади – у меня есть историческая справка. Раньше это были улицы Первая и Вторая Богородские улицы и рядом была Рождественская церковь. Более того, эти улицы, когда снимали асфальт – она булыжная, как на Красной площади. Почему бы такие улицы не переименовывать. Шоссе Энтузиастов - бывший Владимирский тракт.

Ю.БОНДАРЕНКО: Я с вами полностью согласен. Мало того, Владимирка – истинное название шоссе Энтузиастов, - по-моему, это самый вопиющий пример в Москве. Она воспитана Левитаном, моим любимым художником – «Владимирка» - одноименная картина. Почему не вернуть? «Энтузиастов» - это оскорбление просто памяти тех, кого гнали в ШУЛАГ, на каторгу по шоссе. Тем более, что топонимические названия, топоним – это, прежде всего, географический указатель - куда ведет эта дорога. Для человека, который едет через Москву, не надо париться по этому поводу, ему фиолетово, допустим, все остальное – ему хочется попасть во Владимир. А тут – шоссе Энтузиастов. Он вынужден лишний раз смотреть карту. А он должен сразу увидеть – «Владимирка» - он туда и едет.

А.МЕЛАДЗЕ: Но хочу сказать, что многие улицы, которые переименованы после 17-го года, они для поколения людей имеют очень большое значение.

Ю.БОНДАРЕНКО: Кто-то проводил такое исследования? Какое имеют, какое не имеют? Я знаю очень много пожилых людей, которые говорят – слава богу, верните нам улицу. Давайте обратимся к примеру совершенно бесспорному для нас - вот идет блокада Ленинграда. Людей умерло очень много - сотни тысяч. Кончается блокада – доходит до каннибализма, и за две недели до снятия блокады городские власти, наверное, От избытка средств, или от того, что им больше нечем заняться, возвращают двадцати улицами площадям Ленинграда исторические названия - вот вам ответ, чего хотели люди, которые жили в советскую эпоху. Наверное. У них других забот не было? До каннибализма доходило. Но они хотели хотя бы умереть на родных улицах. И были возвращены Невский проспект, который назывался Проспект 25 октября, Дворцовая площадь - была площадь Урицкого, Адмиралтейская площадь и еще 17 названий. Те люди, которые это сделали, по понятным причинам, они были челнами партий – по другому быть не могло – они были все репрессированы, все были уничтожены сталинским режимом. И в 1952 г. прокатился каток по Ленинграду – никого не спрашивали, хотите или нет, - взяли и уничтожили еще больше полутора сотен названий в Питере. Вот чего хотели те люди.

С.БУНТМАН: Одно маленькое замечание - я запомнил идею белых - все-таки опрос населения - это штука наиболее разумная вещь для того, чтобы спросить. Потому что наши сограждане имеют право высказаться.

Ю.БОНДАРЕНКО: Без сомнения. Слава богу, мы живем в свободной стране.

С.БУНТМАН: Слава богу, в этом мы можем жить в свободной стране.

Е.АЧКОВСКИЙ: Евгений Ачковский, генеральный директор финансово-инвестиционной компании. Пойдем от обратного – хорошо, возвращаем старые названия. Далеко ходить не надо – улица Мясницкая. Она была Мясницкой тоже только с 17 века, когда там была улица Фроловская. Вопрос - насколько глубоко мы роем в поисках исторических названий?

С.БУНТМАН: Вопрос-вопросов – что есть название историческое.

Ю.БОНДАРЕНКО: Ответ на него уже давно есть, 20 лет назад, без сомнения, великий наш ученый, Д.С.Лихачев, когда стояла такая проблема – ровно 20 лет назад, в 1989 г., когда вокруг нас были сплошь Ленинград, Куйбышев, Загорск, и так далее, - он сказал, что надо обращать внимание на наиболее ценное для истории название. Допустим, у того же Кирова было название Вятка и Хлынов. Наиболее ценное для истории название и наиболее благозвучное. Вот его ответ.

Е.АЧКОВСКИЙ: Кто будет определять эту ценность и в чем она, эта ценность?

Ю.БОНДАРЕНКО: Как? Понятно, что не референдум. Это должна быть топонимическая комиссия, куда должны войти известные топонимисты, они и сейчас есть.

С.БУНТМАН: Но это если мы решаем опросом населения, это те люди, которые представят развернутые аргументы.

Ю.БОНДАРЕНКО: Без сомнения.

Е.КРЫЛОВ: Евгений Крылов, Москва, юрист. Я правильно понял, что вы, в принципе, отказываете людям с помощью таких механизмов, как референдум, решать, на каких улицах им жить?

Ю.БОНДАРЕНКО: Отнюдь, почему?

Е.КРЫЛОВ: Вы в самом начале сказали, что референдум – это лишняя вещь.

Ю.БОНДАРЕНКО: Референдум по поводу названия улицы проводить? Это бессмысленно, это глупость.

Е.КРЫЛОВ: Знаете, в цивилизованных странах типа Швейцарии очень многие простые вопросы решаются именно путем референдума, и тогда все вопросы отпадают.

Ю.БОНДАРЕНКО: Но не названия улиц. По поводу названия города, большой улицы - без сомнения. Месяц назад на Петропавловской улице в Перми, центральная улица, вернули ее имя – Петропавловская. Там сохранился Петропавловский собор, который был превращен в советское время и в спортзал, и в базу – что там только не было. Он сохранился, не взорван – она была Коммунистическая, - у нас все улицы Коммунистические в стране. Ей вернули название, и там был и опрос и полностью весь спектр мнений был собран, и это длилось не один месяц. Всем объяснили, что не надо менять документы, что это стоит - одна табличка - 5тысяч рублей одна табличка. Речь идет о десятках тысяч рублей – всегда найдутся бизнесмены, которые готовы это оплатить. Сейчас мы предлагаем по всей стране повесить вторые таблички, и найдутся люди, которые это оплатят. Допустим, - Коммунистическая, а внизу написано – бывшая такая-то, - чтобы людям напомнить историю, чем это плохо?
__________________
С уважением,
Вика
Ответить с цитированием